Итоги судебного заседания по делу В.Бриних 04.02.2016 г.

4 марта продолжилось судебное заседание, отложенное позавчера из-за необходимости ознакомления с материалами дела назначенного судом адвоката Бэллы Бгуашевой. Несмотря на участие в сегодняшнем заседании моего адвоката Андрея Сабинина, судья Виталий Галаган посчитал необходимым оставить в процессе и ее тоже. Теперь у меня три адвоката, два – от Агоры и один – от России.

Сегодня допрашивали двух свидетелей защиты – сестер Наон, Джульетту и Рузану, которые были понятыми 13.12.2014 г. при осмотре вещей и документов, изъятых у меня накануне во время обыска. Забегая наперед, замечу, что не зря старший следователь – «важняк» Кирилл Кустов отказал мне в ходатайстве о привлечении сестер Наон в дело в качестве свидетелей. Было за что ему бояться своих же понятых.

Отвечая на первый мой вопрос, обе сестры (допрашивались поочередно, но ответы у них практически совпадали) подтвердили, что участвовали в осмотре 13 декабря 2014 года и после того со следователем не общались, никаких других документов, кроме того протокола осмотра, не подписывали. При этом свои подписи в протоколе осмотра вещей и документов, который находится в материалах дела, узнали и подтвердили. Уже в этом обнаружилось противоречие, т.к. протокол, который сейчас находится в материалах дела, совсем не тот, с которым меня знакомил следователь Кустов 8 декабря прошлого года по завершении расследования уголовного дела. И мы это можем доказать.

Далее сестры сообщили, что осмотр длился около часа, но не более, чем до обеда. Прокуроры, почуяв неладное, засуетились, а главный гособвинитель Инесса Орлова даже взяла на себя труд зачитать протокол осмотра вещей и документов от 13.12.2014 г., напирая при этом на время завершения осмотра – 16.30 часов.

Наверное, им очень хотелось, чтобы сестры подтвердили именно это время и дату и забыли про одночасовой осмотр. В итоге сошлись на «компромиссе»: свидетели неуверенно подтвердили, что осмотр длился примерно полдня, а точное время его окончания они не помнят.

Немного повеселили присутствующих в зале попытки гособвинителя не произносить вслух дважды упоминаемое в тексте моей статьи вполне цензурное слово «дерьмо» (она просто пропускала его, читая текст). Получалось прикольно. Также обнаружилось, что Вольтера старший помощник прокурора г. Майкопа видимо не читала, т.к произнесла его фамилию с ударением на первый слог. Но Вольтер – это еще ничего. До этого она попутала более круто, назвав Адыгею националистической республикой.

На чем твердо стояли сестры Наон, так это на том, что при них исследовалось содержимое только одного компьютера, изъятого у меня во время обыска. Другая техника или иные предметы при них не осматривались. Однако в протоколе осмотра указано, что исследовались два компьютера и, кроме того, внешние накопители информации, о которых свидетели даже не упомянули. В общем-то, если принять их показания об одночасовом осмотре, то только один компьютер и можно было осмотреть, хотя бы бегло. А так несостыковочка возникает, не очень приятная для следователя Кустова.

Еще одной неувязочкой стало дружное заявление обоих сестер о том, что при них следователь, проводивший осмотр, протокол не составлял, а распечатал уже после осмотра прямо со своего компьютера готовый текст для подписания. Получается, что протокол осмотра был составлен Кустовым еще до начала осмотра? И он заранее знал, что и в каком виде находится в опечатанных после обыска мешках? Это, оказывается, такая у наших адыгейских «важняков» процессуальная практика? Можно сказать, ноу-хау. Вот Бастрыкин обрадуется!

Так что, к будущему допросу Кирилла Кустова сегодня добавилось еще несколько весьма серьезных вопросов, цена ответов на которые может существенно отразиться на судьбе не только самого следователя, но и его начальников, а также надзирающего прокурора. А ждать осталось уже не долго. Следующее заседание назначено на 11 марта в 14.15 часов.

Бриних В.    04.02.2016 г.