Комментарий В. Бриних на заседание суда 17.03.2016 г. (новое)

Вчера, 17 марта, состоялось очередное заседание суда по обвинению меня в преступлении, предусмотренном частью 1 статьи 282 УК РФ. Допрашивались свидетели по делу. «Гвоздем программы» стал допрос эксперта Сергея Федяева, на выводах которого было построено как признание в декабре 2014 года написанной мною статьи «Молчание ягнят» экстремистским материалом, так и возбуждение уголовного дела с предъявлением мне обвинения в осуществлении экстремистской деятельности. Федяев С.М. не простой эксперт, а служивый, подполковник полиции, сотрудник Экспертно-криминалистического центра ГУВД МВД России по Краснодарскому краю, уже 21 год  искореняющий экстремизм на территории России. Не без гордости он сообщил на допросе, что является чуть ли  не первопроходцем в лингвистических исследованиях, выявляющих признаки экстремизма, еще задолго до правового оформления самого понятия «экстремизм».

Однако и два других свидетеля, допрошенных в этот день в Майкопском городском суде, также добавили перцу в наше варево.

Так, первым был допрошен свидетель обвинения Байзет Гучетль, житель аула Габукай Теучежского района Республики Адыгея. Он подтвердил свои показания, данные дважды в письменном виде в ноябре 2014 года и в феврале 2015 года. Так, он заявил, что возмущен и оскорблен статьей «Молчание ягнят», не согласен с мнением автора.  У меня создалось впечатление, что он не совсем понимал, о чем статья, хотя и заявил, что сам ее читал и даже нашел в интернете. Более того, я предполагаю, что он ее вообще не читал, а лишь знает ее содержание с чьих-то слов. Как выяснилось из дальнейших ответов этого жителя аула Габукай, зловонный запах свиного навоза ему лично жить не мешает, сам он против негативного воздействия свинокомплекса на жителей аула никогда не протестовал. Более того, Байзет Гучетль сам участвовал в строительстве этого свинокомплекса и даже год работал на предприятии нормировщиком. Еще он поделился интересной информацией о том, что всех жителей Габукая, участвовавших во встрече со мной, осенью 2014 года собирали в местной администрации, где с ними беседовали представители правоохранительных органов. Предлагали, как я понял, писать на меня доносы. При этом свидетель Гучетль отметил: «кто не захотел, тот ушел». Таких оказалось большинство. Осталось пятеро, из которых двое позже, на допросе в феврале 2015 года, отказались от своих первых показаний. Таким образом, обвинение нашло в большом ауле лишь трех человек, которые согласились выступить в суде с претензиями ко мне. Одного из них мы уже допросили.

Второй свидетель, Хазрет Богус, также был из этого района, но из другого населенного пункта, села Красное. Ему, в отличие от Байзета Гучетля, запах навоза сильно мешает и он возмущен не содержанием статьи, к которой у него претензий нет, а действиями хозяев свинокомплекса, отравляющих всё вокруг. Село Красное, как и другие аулы в округе, находится на расстоянии примерно 3,5-4 км от зданий свинокомплекса, но нормально дышать в теплое время суток практически невозможно. Статью он читал, но не в интернете, а в распечатанном виде (кто-то ему принес). Каких-либо возмущений по поводу написанного он от земляков не слышал, да и вообще, по его словам, никаких обсуждений по этому поводу в районе не было. Его очень удивило, что администрация Теучежского района выступила в защиту его жителей, которым был причинен моральный вред. Ведь, как подтвердил Хазрет Богус, до этого и после, администрация ни разу не выступала в защиту жителей. Более того, напомнил он, когда в начале 2013 года Бриних от имени республиканского отделения Всероссийского общества охраны природы подал иск в Теучежский районный суд против ЗАО «Киево-Жураки АПК» в защиту жителей района, как неопределенного круга лиц, то представитель районной администрации выступал на стороне свиноводов, утверждая о надуманности проблемы загрязнения отходами  свинокомплекса окружающей среды и травли людей зловонными запахами. Еще Хазрет Богус немного повеселил всех, включая гособвинителей и самого судью Виталия Галагана, отвечая на его последний вопрос (тот после этого больше ему никаких вопросов не задавал). На вопрос судьи, знает ли свидетель, по какому поводу его вызвали в суд и допрашивают, тот с пролетарской прямотой ответил, что, конечно, знает. Мол, С ПОМОЩЬЮ СУДА ХОТЯТ НАДАВИТЬ НА ЭКОЛОГА. Вот какое, на самом деле, формируется общественное мнение в Адыгее усилиями властей и силовых структур!

Но вернемся к допросу эксперта Федяева, чьими стараниями, с помощью лингвистических изысков, я и оказался на скамье подсудимых. Сначала я задал ему ряд вопросов по обстоятельствам написания им Справки о лингвистическом исследовании от 15 сентября 2014 года, которая была единственным документов, легшим в основу решения судьи Майкопского городского суда Ирины Рамазановой о признании статьи «Молчание ягнят» экстремистским материалом.

Оказалось, что текст статьи на диске был доставлен из Майкопа в Краснодар нарочным рано утром 15 сентября 2014 года. Свидетель пояснил, что до того, как попасть к нему, материал из Майкопа был зарегистрирован в канцелярии ЭКЦ, отписан начальником ЭКЦ его заместителю С.В. Хайлову, и только потом направлен С.М. Федяеву для исследования. Все вышеуказанные процедуры должны были занять не менее 1-1,5 часа. Что, собственно говоря, и подтвердил свидетель, сказав, что обычный рабочий день у экспертов начинается с 7-7,30 часов, а заканчивается после 21.00 часа, а то и позже. Таким образом, получается, что материал для лингвистического исследования был доставлен из УФСБ России по Республике Адыгея в ЭКЦ ГУВД по Краснодарскому краю около 7 часов утра (ведь в 9.05 часов Сергей Федяев уже приступил к лингвистическому исследованию), где в это время все (от секретаря до начальника) уже были на рабочих местах. Нелишним будет напомнить, что 15 сентября 2014 года – это понедельник, а 12 сентября, когда материал для лингвистического исследования был скопирован из интернет-ресурса «За Краснодар!» – пятница. Как бы то ни было, в тот же день, до 20.00 часов, лингвистическое исследование было проведено, а его выводы изложены в Справке, которую передали по то же цепочке, но в обратном порядке: Федяев – Хайлов – секретарь в приемной – начальник ЭКЦ – нарочный – УФСБ России по Республике Адыгея.

С большой долей вероятности можно проследить дальнейшие приключения этой Справки до того, как два ее клона легли соответственно на стол судьи Рамазановой И.И. и руководителя следственного управления СКР России по Республике Адыгея Глущенко А.П. Так, 17 сентября 2014 года состоялась моя заранее назначенная встреча с сенатором от КЧР Деревым В.Э. и Премьер-Министром Республики Адыгея Кумпиловым М.К. в Майкопе по вопросам деятельности ЗАО «Киево-Жураки АПК». Не к этой ли встрече спешно готовилась Справка, «обличающая» меня в экстремистской деятельности, для оказания дополнительного давления на меня в случае несогласия с предложениями «кураторов» свинокомплекса в Теучежском районе? Однако на той встрече мы договорились об еще одной встрече, на этот раз со специалистами свинокомплекса, а не с начальством. Справку решили придержать, не пускать в ход. Вместо этого произошло событие, которое, как мне показалось, весьма напоминало попытку моего подкупа (http://zakrasnodar.org/russia/razgovor-s-derevom_10316), но не срослось. После того, как не нашли у меня понимания доводы специалистов ЗАО «Киево-Жураки АПК» и на совещании 17.11.2014 года, на следующий день власти выстрелили дуплетом: в Майкопский городской суд поступило исковое заявление Администрации МО «Теучежский район» о защите деловой репутации юрлица к Бриниху В.А. за статью «Молчание ягнят», а в Прокуратуру Республики Адыгея был направлен рапорт заместителя начальника отдела – начальника 2 отделения ОЗКСБТ УФСБ России по Республике Адыгея об обнаружении признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ, в действиях неустановленного лица. Тут-то как раз Справка Федяева о лингвистическом исследовании статьи «Молчание ягнят» и пригодилась! Еще через 2 дня, 20 ноября, «отдуплетила»  республиканская прокуратура, направив в Майкопский городской суд заявление заместителя прокурора Республики Адыгея советника юстиции Герасимова А.А. о признании статьи «Молчание ягнят» экстремистским материалом, а в Следственное управление Следственного комитета России по Республике Адыгея – материалы проверки статьи «Молчание ягнят» для решения вопроса об уголовном преследовании в порядке ст. 37 УПК РФ. В этот же день на сайте http://www.adigeatoday.ru («Адыгея сегодня») была размещена статья близкой к властным структурам Адыгеи журналистки Елены Космачевой «Как общественники природоохраны «съедают» агробизнес». В ней меня обвиняли в выполнении некоего политического заказа на подрыв экономического благополучия Республики Адыгея и ее жителей.

Но вернемся к  ягнятам.

По сути, привязка статьи «Молчание ягнят» к «экстремистской» статье Уголовного Кодекса РФ основана на одном-единственном слове – «адыгейцы», вернее, его своеобразном толковании экспертом-лингвистом С.М. Федяевым. Он посчитал, что понятие «адыгейцы» означает исключительно характеристику жителей Теучежского района по национальному признаку. Меня это удивило еще тогда, когда я ознакомился первый раз со Справкой о лингвистическом исследовании. Ведь я знал, что у этого слова есть и другое толкование, связанное с местожительством людей, которые обобщенно названы в статье адыгейцами. Это слово является этнохоронимом, т.е. названием жителей определённой местности, соотнесённым с топонимом (хоронимом). Этнохоронимы не принято отождествлять с наименованиями наций, населяющих государства и государственные образования. А национальную принадлежность однозначно характеризует такое понятие как адыги, но не адыгейцы. Вот этой тонкости эксперт-лингвист Федяев и не понял. Или не захотел понять?

Не знаю, как другие участники процесса восприняли следующий ответ свидетеля Федяева, но меня он поверг в шок. Оказывается, Сергей Федяев, эксперт с 21-летним стажем, готовя экспертные заключения, способные сломать судьбу любого человека, заподозренного в экстремизме, черпает свои знания из Википедии..! При этом он этот факт не скрывает, а наоборот, бравирует им. Вот и толкование понятия «адыгейцы» он взял не из толстых академических словарей, а исключительно из интернет-ресурса «Википедия», о чем и заявил в судебном заседании. При этом понятие «этнохороним» ему неизвестно, в чем он честно признался, отвечая на мой следующий вопрос. Хотя толкование этого понятия в Википедии (Викисловаре) присутствует. Но самое интересное заключается в другом. В перечне справочной литературы, указанном в лингвистическом заключении эксперта Федяева по статье «Молчание ягнят», Википедия не значится. Федяев объяснил это просто. Мол, Википедия относится к другим источникам, потому ее в перечне и нет. В общем, было бы смешно, если бы не было так грустно!

«Пойман» был Федяев и в другом. Он перечислил в своем экспертном заключении разные методы анализа текста, но не упомянул такого как логический метод. Хотя при  анализе текста этот метод применялся, о чем свидетель Федяев сообщил на допросе, отвечая на вопрос адвоката Андрея Сабинина.

Вообще, самую сложную, связанную непосредственно с деталями анализа статьи «Молчание ягнят», часть допроса вел мой защитник, причем весьма успешно. Пересказывать здесь весь их диалог не имеет смысла. Сабинин своими профессионально поставленными вопросами буквально выжимал из Федяева признания в том, что исследование было проведено неполно, однобоко, с высокой степенью вероятностного толкования слов и выражений в тексте публикации. При этом Федяев использовал исключительно лишь одно толкование из многих, причем весьма категорично. Оправдывать такой свой подход ему было нечем, кроме сетований по поводу высокой загруженности и связанного с этим дефицита времени. Про то, что его за время длительного допроса неоднократно уличали в непрофессионализме и служебной халатности, он предпочел умолчать. Но замолчать эту тему гособвинению не получится! Сторона защиты в состоянии доказать ненаучность и необоснованность выводов лингвистической экспертизы текста статьи «Молчание ягнят», а также предвзятость и халатность самого эксперта Федяева.

Следующее заседание суда назначено на 11 часов 24 марта. Приходите, будет интересно!

В.Бриних     18.03.2016 г.