Комментарий В. Бриних на заседание суда 24 марта 2016 г.

24 марта, с 11 часов началось очередное судебное заседание по моему делу. Планировалось допросить 5 свидетелей. в т.ч. 4-х — от стороны обвинения. Двое не явились, осталось трое, но допросить удалось только двоих жителей аула Габукай. Опер Поздняков из УФСБ России по Республике Адыгея, который копировал скриншот статьи «Молчание ягнят» с сайта «За Краснодар!» в самом начале этого дела, в сентябре 2014 года, так и не дождался, пока его допросят. Слишком уж неожиданными оказались откровения свидетелей обвинения.

Вначале допросили Гучетля Мугдина Моссовича, пожилого жителя аула Габукай. Он рассказал,  что саму статью лично не читал. Воспринял ее на слух 14 ноября 2014 года со слов сотрудника Теучежской межрайонной прокуратуры. Поэтому детально с содержанием статьи не знаком. Объяснительную, написанную работником прокуратуры, подписал не читая, т.к. у него тогда не было с собой очков. Но самое интересное было впереди…

Свидетель Гучетль заявил, причем неоднократно, и даже наводящие вопросы гособвинителя и судьи его не сбили с толку, что никаких машинописных текстов он не подписывал, только рукописные. Дело в том, что протокол допроса Мугдина Гучетля, как и других жителей Габукая, в конце февраля прошлого года составлялся следователем следственного отдела по Теучежскому району Руденко и распечатывался с компьютера. Если читать протокол, то получается, что допрашивался свидетель Гучетль в г. Адыгейске в кабинете следователя, а не в ауле Габукай возле своего двора. Проблема только в том, что, оказывается, Мугдин Моссович из-за своего почтенного возраста (77 лет) и плохого состояния здоровья из аула редко куда выезжает, а в Адыгейске уже лет 5 как не бывал. Потому и в кабинете следователя оказаться не мог.

Что же получается? Либо Мугдин Гучетль подписал протокол допроса, который ему готовым уже привезли в аул из города Адыгейска, либо протокол допроса никуда из Адыгейска не уезжал, но подписал его там не свидетель Гучетль. а кто-то другой. Например, следователь Руденко. Есть и третья версия, но крайне натянуто выглядящая. Так, следователь мог приехать в аул и составить рукописный вариант протокола допроса, который и подписал Гучетль (помните, он утверждал, что подписывал только рукописные тексты?), а потом, вернувшись в свой кабинет в Адыгейске, сделать машинописную копию рукописного оригинала и сам же ее подписать за свидетеля. Но, как говорится, куда не кинь, везде клин! Все эти варианты можно назвать одним ёмким выражением — процессуальные нарушения в результате злоупотребления служебными полномочиями. И статья, соответствующая в Уголовном кодексе,  найдется для следователя Руденко, если будет установлен факт  злоупотребления служебным положением.

При этом Мугдин Гучетль весьма категорично и даже жестко настаивал во время допроса, что ничего в вину автору статьи «Молчание ягнят» не ставил, о разжигании межнациональной розни и оскорблении адыгов не говорил. Поэтому и подписать такое не мог. А если и подписал, то только потому, что не читал, что там за него написали, из-за плохого зрения и отсутствия очков. Когда находящаяся в легком шоке гособвинитель Инесса Орлова предложила своему свидетелю подтвердить, его подписи стоят в протоколе допроса или нет, то Гучетль неуверенно сказал,  что подписи похожи, но он утверждать не может.

В этой ситуации стороне защиты ничего не оставалось, как заявить устное ходатайство о проведении судебно-почерковедческой экспертизы. Теперь в шоке оказался судья Виталий Галаган. По инерции он еще минут 5 пытался выдавить из свидетеля признание, что это так тот зло пошутил, но потом до него дошло, что ходатайство все-же разрешать придется. Гособвинитель, конечно же, не согласилась с ходатайством, посчитав требование моего адвоката Александра Попкова необоснованным, а саму почерковедческую экспертизу излишней. После этого судья примерно в 12.30 часов ушел в совещательную комнату совещаться со своим вторым «Я» и вышел оттуда уже после обеденного перерыва, в 14.15 часов.

Чуда не случилось, в ходатайстве о назначении судебной почерковедческой экспертизы его честью было отказано. Забегая несколько вперед, замечу, что в этом заседании судьей Виталием Галаганом стороне защиты было отказано в четырех заявленных ходатайствах. Видно, сегодня был не наш день.

     При допросе свидетеля обвинения Ибрагима Ката из аула Габукай выяснилось, что тот тоже сам статью не читал, а лишь услышал ее пересказ от какого-то неизвестного лица  в сельсовете, куда собрали всех сельчан, участвовавших во встрече со мной в августе 2014 года. Как и предыдущий свидетель, в Адыгейск на допрос в феврале 2015 года он не ездил, подписывал машинописный протокол допроса в ауле, куда следователь привез уже готовый протокол. Как выяснилось, статью «Молчание ягнят» и ее автора он осуждает, хотя так и не смог вспомнить, что его задело, кроме того, что в интернете опубликовали иллюстрирующие статью фотографии, на которых он был изображен. Еще его обидело то,  что их, аульчан, автор якобы сравнил с ягнятами, да еще и о какой-то стрельбе написал. Обиделся Ибрагим Кат и на то, что я упрекнул в статье мусульман за то, что они терпят рядом с собой свинокомплекс, отвратительные запахи и свиной навоз на полях и в реках.

Как я упомянул выше, во всех ходатайствах нам было отказано. Так, судья отказал в допросе 24-х жителей аула Ассоколай и села Красное Теучежского района, которым якобы был нанесен моральный вред моей статьей. Мое основанное на нормах УПК РФ ходатайство,  о проведении  выездного заседания суда для допроса этих свидетелей непосредственно по их месту жительства в ауле показалось судье необоснованным и не подлежащим удовлетворению. Не согласился судья и с привлечением в качестве свидетеля одного из гособвинителей — прокурорского полковника Сергея Швецова, который, по нашему мнению,  фальсифицировал в ноябре 2014 года письменные показания свидетелей по той же схеме, как и, возможно,  его вышеупомянутый коллега — следователь Руденко. Не стал судья удовлетворять и мое ходатайство об отводе Швецова от участия в деле в качестве гособвинителя, хотя мотивы личной заинтересованности прокурора Швецова «замять» фальсификацию им показаний свидетелей по делу лежат на поверхности.

На том довольно напряженный рабочий день в суде закончился. Следующее заседание назначено на 11.00 часов 29 марта 2016 года, в следующий вторник.

Бриних В.   24.03.2016 г.

ходатайство о допросе свидетелей и проведении выездного заседания суда от 24 марта

заявление жителей аула Ассоколай судье Галаган.