СМИ в условиях кланово-семейного управления

Порекомендуйте статью вашим друзьям

Доклад перед участниками 19-го фестиваля журналистов России.

Уважаемые коллеги, я представляю газету «Закубанье», печатный орган общественного движения «Союз славян Адыгеи». Наша органи­зация создана 25 лет назад в момент разгула в стране суверенизации и ставила своей задачей защиту прав русского населения в так называемой национальной республике. Выраже­ние «так называемая» в полной мере соответствует реальному положе­нию дел: в Адыгее титульное населе­ние составляет 25%, 64% — русские, а оставшиеся 11% — все остальные.

Однако с самого начала организа­ция выступала в защиту прав всех граждан Адыгеи, поэтому на стра­ницах нашей газеты можно найти статьи, поднимающие вопросы, касающиеся всех граждан, и ста­тьи в защиту отдельных жителей республики независимо от их нацио­нальности. Фактически Союз славян является единственной действую­щей правозащитной организацией в Адыгее.

Было время, когда СМИ считались одним из инструментов контроля за действиями чиновников. Было время, когда публикации об их «подвигах» приводили к приезду высоких комис­сий, реальным проверкам и не менее реальным оргвыводам. Память о тех событиях и заставляет людей старшего поколения обращаться за помощью к журналистам. В отличие от них молодёжь относится весьма скептически к возможностям СМИ. В самом деле, на что могут повлиять журналисты? Давайте рассмотрим это на примере Адыгеи.

Ещё 5 лет назад в республике, кро­ме бюджетных и рекламных изданий, можно было насчитать около 10 независимых изданий, принадлежа­щих общественным организациям и партиям. Сегодня это поле зачищено практически полностью, закрыт сайт «Свободное слово Адыгеи», пе­рестала выходить «Свежая газета». Последняя газета общественной организации РОД ССА «Закубанье» представляет на этом поле динозав­ра, значительно пережившего своих сородичей.

фестивальЧто же так повлияло на попу­ляцию независимых СМИ в Адыгее? Проблема в том, что представлять независимое от официальной власти мнение становится просто небезо­пасным для журналистов. Редактор «Свободного слова Адыгеи», член союза писателей Василий Пурденко признан экстремистом за разме­щение на сайте статьи о кадро­вой политике руководства Адыгеи. Вначале суд, втайне от редактора, признал материал экстремистским, а затем приговорили за экстремизм В. А. Пурденко. После года мытарств по судам, в которых журналист был вынужден отстаивать своё честное имя, и пережитого стресса инвалид II группы прожил совсем недолго.

Редактор «Свежей газеты», бле­стящий публицист Наталья Намитокова, приговорена к штрафу за публикацию абсолютно правдивой информации о бесчинствах «новых русских». Видеозапись с регистра­тора, зафиксировавшая бесчинства негодяев, была судом признана недопустимым доказательством в связи с тем, что полицейские нарушили про­цедуру изъятия видеозаписи. Факт был, но журналист, описавший его, оказался лжецом в глазах правосудия.

Сейчас инициированы судебные иски и уголовное дело в отношении автора многих публикаций в «Закубанье», известного эколога Валерия Бриниха — бывшего директора двух федеральных заповедников (Даурско­го и Кавказского).

Возможно, скажете вы, что про­блемы наших журналистов и ре­дакторов газет связаны с тем, что они просто стали жертвой своей юридической некомпетентности и не смогли защититься в судах. Да, у них не было средств нанять такого адвоката, как Генрих Падва. Но никакой Падва не способен повли­ять на решение адыгейского суда, если оно принято «наверху». И это самая главная проблема, о которой мы твердим много лет — ангажиро­ванность силовых ведомств и судов семьёй, стоящей у власти вреспубли- ке. Вы можете на страницах своей газеты публиковать информацию о сыне главы республики, который, будучи прокурором района, довольно часто выезжает за границу под другим именем, но его шеф — про­курор республики не затруднится дать разъяснения по этому поводу. Вы можете публиковать заявления очевидцев о том, как фальсифициро­вались материалы ДТП, «героем» ко­торого стал друг главы республики, но вы не услышите внятной реакции силовиков. Вы можете писать о фирме «СТАЛКЕР», организованной высокопоставленными чиновниками для вывода бюджетных денег через налоговую инспекцию. Но и в этом случае ответом будет молчание правоохранителей.

Отъём бизнеса (статья Сулиэты Кусовой), прямое управление судами со стороны руководства республики (дело судьи Осиповой) и даже прямое обвинение в противоправных дей­ствиях прокурора М.Тхакушинова, сделанное председателем районного суда, остаётся без ответа.

Всё это — камешки, упавшие в трясину правоохранительной систе­мы Адыгеи. В подобных случаях наши чиновники предпочитают глубоко­мысленно молчать, даже не рискуя подать на авторов публикации за клевету. А расправляются они с журналистами, когда те их слишком «допекут», используя другие пово­ды, подобрав подходящую статью из известного «джентльменского набора»: демонстрация нацистской символики ст.20.3 КоАП РФ, экс­тремизм ст. 282 УК РФ, разжигание ненависти к определённой социальной группе — власти.

Ну а если этого набора будет недостаточно, то можно просто оскорбить оппонентов в анонимной газете «НАБАТ». Известно, кем она распространяется, но силовики из­дателя так и не смогли установить.

В этой ситуации у независимых СМИ и журналистов Адыгеи выбор невелик: либо сворачивать всякую активность, либо обращаться в Кремль, надеясь на чудо — приезд компетентной комиссии, которая разберётся не в особенностях ады­гейского гостеприимства, а в осо­бенности управления республикой, при котором местные подразделения федеральных ведомств оказались чле­нами одной «дружной семьи».

комиссияК сожалению, чуда не происходит, ответы на наши обращения прихо­дят от тех, на кого мы жалуемся. Ответы стандартные, как молитва перед едой: «Оснований для реагиро­вания нет!»

Возможно, есть иной способ заинтересовать московских кураторов. Обратить их внимание на происхо­дящее в Адыгее через центральные СМИ. Если бы они, проявив солидар­ность к своим «младшим братьям по профессии», взяли бы на себя рас­следование некоторых дел в Адыгее. Например, дело Валерия Бриниха, ко­торый, отстаивая интересы граж­дан, вступил в конфликт не только с руководством республики, но и с известным свиноводом-сенатором В. Деревым. В этом деле очень чёт­ко проявилось единодушие силовых, надзорных ведомств и руководства республики.

Но говорят, что для того, чтобы организовать публикацию в цен­тральном издании, необходимо много денег. В этом вопросе мы не можем конкурировать с руководством Адыгеи, предусмотрительно зало­жившим в бюджет статью расходов на создание благоприятного имиджа республики. Поэтому нам остаётся уповать именно на солидарность братьев журналистов. Правда, они должны понимать, что давать ин­формацию о происходящем в Адыгее небезопасно.

Вот журналистка Светлана Бо­лотникова дала на сайте «Большой Кавказ»» информацию о межэтниче­ском конфликте в селе Белом. Мест­ный суд (Красногвардейского района), опять же втайне от неё и редактора сайта, признал статью журналист­ки экстремистской. А она узнала об этом через год, ознакомившись с фе­деральным списком экстремистской литературы на сайте Минюста РФ. Похоже, та же участь ждёт сейчас и сайт «ГАЗЕТА. РУ». И всё же, не­смотря на сложности, солидарность коллег журналистов представляется нам наиболее вероятным выходом из тупика, в который в Адыгее зашёл диалог власти и общественности.

На фоне последних событий в республике Коми было бы очень своев­ременно, чтобы журналистское сооб­щество России обратило внимание на Адыгею, не удовлетворяясь имиджем самой спокойной республики, кото­рый так усиленно формирует клан Тхакушинова.

Может быть, общими усилиями мы получим ответы на вопросы: по­чему, например, в Тахтамукайском районе, где надзор за законностью осуществляет младший Тхакушинов, незаконно застроен берег реки Кубань? Почему в среде предпринима­телей за премьер-министром Кумпиловым закрепилось прозвище 50/50?

Почему большинство инвест-про­ектов в республике осуществляется с нарушением закона и вопреки интересам местного населения. Почему книги, автором которых указан глава республики, обязывают выкупать глав муниципалитетов за счёт бюджетных средств якобы для библиотек. И почему, наконец, к находящемуся под стражей в СИЗО бывшему ректору МГТУ Блягозу Хазрету, вступившему в конфликт с главой республики, 11 месяцев не допускали родственников. И многое другое.

Благодарю за внимание.   

А.Г. ПЕТИН по поручению редакции газеты «Закубанье».

от редакции газеты “СЛОВО”:

При всей внешней убедительности текста, повествующе­го о трудностях жизни журналистов вдали от Москвы, мы отдаём себе отчёт, что эмоциональность воспри­ятия происходящего вокруг у коллег нередко зашкаливает. И вроде бы вполне адекватные люди начинают «судить», а не информировать.

Поэтому в соответствии с Зако­ном о СМИ мы готовы предоставить газетную площадь сотрудникам прокуратуры Адыгеи для изложения их точек зрения.

Статья опубликована в газете “СЛОВО” № 20 (905) 30 октября — 12 ноября 2015 года

Статья в газете “СЛОВО” стр. 12

Статья в газете “СЛОВО” стр. 13


Порекомендуйте статью вашим друзьям