К россиянам приходят с обысками все чаще

На этой неделе полицейские пришли в московский офис правозащитного движения “Русь сидящая” и провели там 3,5 часа. Утром того же дня полиция обыскала дом оппозиционера Дмитрия Борисова и задержала его самого.

Это – лишь два из нескольких проведенных в 2017 году обысков, вызвавших заметный резонанс в обществе и озабоченность правозащитников.

Тенденцию к росту числа обысков в последнее время подтверждают не только заголовки СМИ, но и данные судебной статистики, рассказал Русской службе Би-би-си Кирилл Титаев, сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге.

В 2016 году суды удовлетворили почти 200 тысяч ходатайств судов на обыск, выемку или осмотр жилища по уголовным делам, а также выемку вещей, сданных в ломбарды (до 2016 года эти три категории суммировались в статистике), следует из данных Верховного суда.

По словам Титаева, осмотр жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц в данном случае – почти то же самое, что и обыск.

С 2007 по 2016 год число одобренных судами ходатайств выросло на 42%.

Год Число ходатайств об обыске или осмотре жилища, удовлетворенных судом Изменение к предыдущему году
2007 137,0 тыс.
2008 140,3 тыс. +2%
2009 150,6 тыс. +7%
2010 146,1 тыс. -3%
2011 153,7 тыс. +2%
2012 163,2 тыс. +6%
2013 170,6 тыс. +7%
2014 180,2 тыс. +6%
2015 200,5 тыс. +12%
2016 197,4 тыс. -2%

Обыски в квартирах и жилых домах разрешено проводить только после одобрения судом, следует из соответствующей статьи Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В остальных случаях достаточно постановления следователя. Статистики о числе таких постановлений в открытом доступе нет, считает Титаев.

Главная цель (или повод) обыска – поиск улик, следов или похищенных вещей. Попутно полицейские или следователи могут обнаружить запрещенные к обороту предметы: наркотики, оружие и так далее. Но у обысков могут быть и другие задачи.

“Так можно испугать человека, который не является подозреваемым, и следствие не планирует делать его таковым. Но зато как свидетель он будет гораздо откровеннее”, – рассказал Титаев.

В 2013 году из России уехал один из ведущих экономистов страны – тогдашний ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

До этого его трижды допрашивали в Следственном комитете по так называемому “третьему делу ЮКОСа”. Правоохранительные органы подозревали, что ряд экспертов, привлеченных к суду над Михаилом Ходорковским и бывшими сотрудниками нефтяной компании, были подкуплены.

“Поворотным моментом стал якобы допрос, а на самом деле визит следователей с ордером на обыск. Когда стало понятно, что следующий визит может быть каким угодно, я решил больше с ними не встречаться”, – говорил Гуриев позже в интервью.

В нынешнем году следователи приходили с ордером не только домой и в офисы видных оппозиционеров, но и в Эрмитаж, театральный “Гоголь-центр”, музей Рериха и другие непривычные к интересу людей в погонах места места.

28 февраля – квартира правозащитницы Зои Световой (Москва)

Следователи искали документы, которые стали бы доказательством “перевода в Российскую Федерацию и дальнейшего расходования денежных средств, ранее похищенных Михаилом Ходорковским и его соучастниками”. Светова сотрудничает с общественной организацией “Открытая Россия”, которую основал бывший владелец “ЮКОСа” после выхода из тюрьмы и эмиграции. Обыск длился более 10 часов.

7 марта – музей Рериха (Москва)

Обыск в Международном центре Рерихов проводился с применением спецназа. Как сообщали СМИ, люди в масках пришли за 200 картинами художника Святослава Рериха, которые передал в дар музею бывший председатель совета директоров обанкротившегося “Мастер-банка” Борис Булочник.

Уголовное дело о преднамеренном банкротстве против бывших руководителей кредитной организации было возбуждено в 2015 году.

10 марта – квартира литературного критика Александра Гаврилова (Москва)

Интерес к Гаврилову со стороны сразу трех ведомств – Следственного комитета, МВД и ФСБ – объяснялся его связями с Александриной Маркво, которая является женой Владимира Ашуркова – соратника оппозиционера Алексея Навального.

В 2012 году критик сотрудничал с фестивалем “Книги в парках”, организованным компанией Маркво “Бюро17”. Предпринимательницу обвиняют в мошенничестве: по версии следствия, она присваивала деньги, полученные от мэрии Москвы на “Книги в парках” и другие мероприятия, проводившиеся за счет городского бюджета.

Обыск длился шесть часов. Проводившие его были “очень милы”, рассказывал Гаврилов.

26 марта- офис в Фонде борьбы с коррупцией Алексея Навального (Москва)

Сотрудники ФСБ пришли с обыском в воскресенье, когда в Москве и других городах России прошли несогласованные с властями массовые акции протеста, организованные Навальным. Поводом для протестов стал снятый ФБК фильм “Он вам не Димон”, в котором рассказывалось о “тайной империи” премьер-министра Дмитрий Медведева. Обыски шли три дня – до 29 марта.

29 марта – Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

В помещения строительных служб на территории Эрмитажа сотрудники ФСБ нагрянули из-за уголовного дела против “ряда лиц, связанных с хищениями при возведении новых зданий и сооружений для нужд музея”, говорилось в сообщении его пресс-службы.

Бывший заместитель директора Эрмитажа Михаил Новиков обвиняется в мошенничестве в особо крупном размере с бюджетными средствами, выделенными на реставрацию Запасного дома Зимнего дворца.

Новиков, отвечавший в музее за капитальное строительство, находится под домашним арестом в Москве.

31 марта – квартиры академика Юрия Пивоваров и сотрудников ИНИОН РАН (Москва)

Преследование Пивоварова идет с 2015 года, когда он был вынужден покинуть должность главы Института научной информации по общественным наукам после пожара в институтской библиотеке, уничтожившего около двух миллионов книг из ее фонда. Уголовное дело, в котором на академика пытались возложить вину за происшествие, закончилось ничем.

В 2017 году было возбуждено новое дело – о хищении 1,5 млн рублей из зарплаты сотрудников ИНИОН под руководством Пивоварова, которые на самом деле там не работали. Дома у академика и ряда других сотрудников одновременно прошли обыски. Пивоваров считает свое преследование политически мотивированным.

27 апреля – офис проекта “Открытой России” (Москва)

Полицейские искали экстремистские материалы офисе проекта “Открытые выборы”. Обыски прошли незадолго до несогласованных протестных акций “Надоел”, которую “Открытая Россия” провела в Москве, Санкт-Петербурге, Туле, Тюмени и других городах 29 апреля.

23 мая – “Гоголь-центр” и квартира Кирилла Серебренникова (Москва)

По версии следствия, в период с 2011-го по 2014 год руководство основанной театральным режиссером Кириллом Серебренниковым “7-й студии” похитило около 200 млн рублей бюджетных средств, выделенных на развитие и популяризацию искусства.

Обыски прошли в московской квартире Серебренникова, а также в “Гоголь-центре”, художественным руководителем которого он является. Режиссер проходит по делу как свидетель.

8 июня – офис правозащитной организации “Русь сидящая” (Москва)

Причиной утреннего визита полицейских якобы стал поступивший в органы сигнал о хищении бюджетных средств (в организации, которая существует на пожертвования), сообщила после обыска руководитель “Руси сидящей” Ольга Романова.

Организация, занимающаяся защитой прав российских заключенных, не получала средств из госбюджета, отметил другой ее руководитель Сергей Шаров-Делоне.

Правозащитники полагают, что истинной причиной стал конфликт “Руси сидящей” с Федеральной службой исполнения наказаний.

Источник: Эхо России

Общественно-политический журнал  http://ehorussia.com/new/node/14351

10.06.2017 г.

Смотрите по теме:

–  Обыски в Международном центре Рерихов в Москве продлились почти сутки http://01portal.com/?s=%D1%80%D0%B5%D1%80%D0%B8%D1%85

–   Обыск у Бриних Валерия  http://01portal.com/?p=584