Неприкасаемые

На днях получил ответ из Квалификационной коллегии судей Республики Адыгея (ККС РА) на свою жалобу по поводу незаконных, на мой взгляд, действий судьи Майкопского городского суда Аси Турковой во время двух судебных процессов 2015 года, связанных с деятельностью свинокомплекса ЗАО «Киево-Жураки АПК» на территории Теучежского района Республики Адыгея. Первое – дело № 2-760/2015 в защиту деловой репутации юридического лица (ЗАО «Киево-Жураки АПК»), второе – дело № 2-509/2015 в защиту чести и достоинства физического лица – сенатора Вячеслава Дерева, учредителя ЗАО «Киево-Жураки АПК».

Не оспаривая в своей жалобе результаты состоявшихся судебных процессов, я обратил внимание высшего органа судейского сообщества Адыгеи на действия федеральной судьи, порочащих не только саму Асю Туркову, но и всех судей Адыгеи. Ну, не имеют права отдельные судьи нарушать тайну совещательной комнаты, совершать подлог, не выполнять обязательные процессуальные действия, регулярно опаздывать на 30-40 минут на судебные заседания и совершать иные действия, нарушающие права и интересы участников процесса. Однако судейское сообщество Адыгеи посчитало иначе, в очередной раз выдав федеральной судье Турковой, а значит, и прочим своим членам, индульгенцию на судейский произвол.

Так, в жалобе было указано на допущенный судьей Турковой служебный подлог при подготовке к рассмотрению дела. На 9.00 часов 16 января 2015 года судья назначила собеседование в стадии подготовки дела № 2-509/2015 по иску сенатора от КЧР В.Э. Дерева ко мне в защиту чести и достоинства. При этом я получил по почте уведомление об этом собеседовании только в день проведения собеседования, причем случайно, зайдя в свое почтовое отделение совсем по другому поводу. В материалах дела подшито уведомление о вручении мне данного письма, где я собственноручно расписался, указав время его получения – 12.10 часов 16.01.2015 г. Однако в тех же материалах дела подшит справочный лист, заверенный судьей Турковой, в котором в графах «ответчик» записано: «извещен, не явился». В подтверждение этой несоответствующей действительности записи в дело подшита телефонограмма следующего содержания: «16.01.2015 г. в 09-40 час. На тел. 56-18-06, принадлежащего судье Турковой А.Н. Бриних В.А.: у вас в производстве находится иск Дерева Вячеслава Эдуардовича к Бриних Валерию Александровичу о защите чести и достоинства. Беседа состоялась сегодня в 09-00 часов. Я получил извещение, но не успел приехать. На судебное заседание 23.01.2015 г. в 10-00 часов буду обязательно. Секретарь судебного заседания: Хагундокова Ф.Д. (подпись)». Таким образом (с учетом зафиксированного времени звонка), данная телефонограмма является откровенной фальшивкой, которую подшили в материалы дела № 2-509/2015 исключительно для того, чтобы узаконить проведение подготовки к рассмотрению дела без участия ответчика в связи с ненадлежащим его уведомлением. Т.е. с умыслом скрыть нарушение судьей требований Гражданского процессуального кодекса РФ.

Самое смешное, что при рассмотрении моей жалобы члены ККС РА сами показали собственную низкую квалификацию. Так, почему-то лучшие судьи Адыгеи не смогли правильно прочитать печатный текст телефонограммы, истолковав ее как отправленную мне, а не наоборот. Так и написала в своем отказном письме председатель ККС РА Асланхан Набокова: «телефонограмма в Ваш адрес от 16.01.2015 года». А ведь это не просто ошибка! Одно дело, когда тебе звонят из суда, другое – когда ты сам якобы делаешь несуществующий звонок в суд. Но, как любит говорить в таких случаях один мой московский друг: «Молчать, поручик!»

Не повлияло на решение ККС РА и то, что судья Туркова при рассмотрении иска ЗАО «Киево-Жураки АПК» ко мне в защиту деловой репутации юридического лица дважды отказывалась признавать очевидную неподведомственность данного дела суду общей юрисдикции. Ведь, как указано в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Такое упрямство судьи, достойное лучшего применения, невозможно расценивать иначе как умышленное нарушение Гражданского процессуального кодекса РФ с целью не выпускать это дело из-под своего контроля. Т.е. явно прослеживается определенная личная заинтересованность судьи. В противном случае следует усомниться в профессионализме Аси Турковой, что маловероятно.

Однако особенно знаковым является вывод ККС РА о том, что факт покидания судьей Турковой А.Н. совещательной комнаты по окончании рабочего времени не свидетельствует о нарушении тайны совещательной комнаты. 22 июня 2015 года в 15.00 часов, после прений и обмена сторонами репликами, судья удалилась в совещательную комнату для принятия решения по делу. В 18.45 часов она через секретаря (не выходя из совещательной комнаты) предложила сторонам явиться в суд на оглашение решения на следующий день, 23 июня, к 10 часам утра. На следующий день судья объявила о возобновлении рассмотрения дела по существу. При этом она пришла с утра в свой кабинет с улицы, а не находилась в совещательно комнате всю ночь. Тем самым судья нарушила тайну совещательной комнаты.

Так считает Верховный Суд РФ, о чем свидетельствует обзор судебной практики за третий квартал 2003 года:

«Вопрос 13: Вправе ли суд удалиться в совещательную комнату в пятницу вечером, а в понедельник утром огласить решение по делу?

Ответ: Часть 3 ст. 157 ГПК РФ устанавливает, что судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его разбирательства суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела. Одним из видов времени отдыха согласно ст. 107 Трудового кодекса Российской Федерации являются выходные дни. Однако это положение касается самого судебного разбирательства и не может относиться к вынесению решения, поскольку при вынесении решения должна соблюдаться тайна совещательной комнаты (ст. 194 ГПК РФ). При удалении суда в совещательную комнату в пятницу вечером должны быть применены положения ст. 199 ГПК РФ, которая устанавливает, что решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Таким образом, в случае удаления суда в совещательную комнату в пятницу вечером решение по делу не может быть оглашено в понедельник утром. Судья не вправе покидать совещательную комнату, так как при этом нарушается тайна совещательной комнаты. В случае невозможности составления мотивированного решения в пятницу вечером суд должен в тот же день огласить резолютивную часть решения».

Получается, наплевать судьям в Адыгее на обзоры и рекомендации Верховного Суда Российской Федерации? Но какие тогда грехи могут заставить Квалификационную коллегию признать поведение судьи порочащим судейскую честь, если даже «святая святых», т.е. нарушение тайны совещательной комнаты, таковым не считается? Разве что избиение кого-нибудь судейским молотком прямо в зале суда?

Даже моя небольшая «любительская» судебная практика убеждает в предвзятости либо некомпетентности некоторых судей Адыгеи. Так, судья Теучежского районного суда Светлана Бжассо 17 января 2013 года отказала в принятии искового заявления Адыгейского республиканского отделения Общероссийской общественной организации «Всероссийское общество охраны природы» о приостановлении животноводческой деятельности АПК «Адыгейский» – филиала ЗАО «Киево-Жураки АПК», оказывающей негативное воздействие на окружающую среду. Отказ был мотивирован тем, что все стороны являются юридическими лицами, а заявленное требование вытекает из экономической деятельности ответчика. Поэтому, по мнению судьи, дело подведомственно Арбитражному суду Республики Адыгея.

Однако, в соответствии с пунктом 30 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по спорам, возникающим из экологических правоотношений, направлены на защиту прав граждан на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и возмещение ущерба, причиненного их здоровью или имуществу экологическим правонарушением, гарантированных статьей 42 Конституции Российской Федерации, что определяет подведомственность этих дел судам общей юрисдикции (статья 126 Конституции РФ, пункт 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ).

Верховный суд Республики Адыгея своим апелляционным определением поправил судью Бжассо, отменив ее отказ и обязав принять иск к производству. В этом случае справедливость и законность восторжествовали. Но, получается, что Светлана Бжассо, Ася Туркова и некоторые другие федеральные судьи либо не знают законодательства и не интересуются обобщениями судебной практики, либо игнорируют эту самую судебную практику, создавая в республике свою собственную реальность судебного бытия.

У меня в университете по философии всегда пятерки были, поэтому я хорошо помню, что именно бытие определяет сознание. Значит, и судебное бытие определяет судейское сознание! А если бытие основано на ошибках и корыстном интересе, то какое может быть у такого судьи сознание?

Вот и получается, что судьи у нас в республике (да, пожалуй, и по всей России) не боятся, как говорится, ни бога, ни чёрта, кроме одного – квалификационной коллегии судей. И поэтому творят, что хотят, исходя из собственных убеждений, т.е. того самого сознания, зависимого от судебного бытия. Знают, что квалификационная коллегия не выдаст, а председатель не съест! Одно плохо: судьи то у нас практически неподсудны, но боюсь, что при таком бытии и сознании рискуют стать еще и нерукопожатными.

Валерий Бриних