«Тришкин кафтан» здравоохранения в Адыгее

«Срывов по исполнению «майских указов» по крайней мере до сегодняшнего дня, не было и быть не может». Такое смелое заявление пока еще Глава Республики Адыгеи сделал во время рабочей встречи с Президентом России 6 ноября 2015 года.

Тем самым Аслан Тхакушинов как бы дал понять Владимиру Путину, что неукоснительное выполнение указов Президента гарантировано лишь при нахождении у власти его лично либо человека из его команды. Понятно, что за экономические показатели в республике отвечает не глава как номинальный руководитель, а реальный хозяин – премьер-министр Мурат Кумпилов. Эти два первых лица Адыгеи не только выходцы из одного аула Уляп, но и родственники. Мурат Кумпилов – племянник жены Аслана Тхакушинова. Получив назначение на должность премьер-министра через год после назначения главой республики Тхакушинова, Кумпилов в полной мере разделяет как успехи, достигнутые Адыгеей за период с 2007 года, так и неудачи, просчеты и прочие негативные явления, не позволяющие назвать нашу республику «островком благоденствия».

Одними из важнейших, так сказать, «реперных», показателей успешного выполнения «майских указов» являются уровни зарплат бюджетников – медиков и учителей. Поэтому проанализируем, расходятся ли слова Тхакушинова с реальными делами властей Адыгеи в этом вопросе? Возьмем для примера республиканское здравоохранение.

Глава республики в январе 2014 года лично отчитался перед Президентом России о том, что по дорожной карте было намечено 23,526 тысяч рублей, а на деле средняя зарплата врачам составила в 2013 году 26,207 тысяч. При этом средняя зарплата по экономике составляла тогда всего 18,447 тыс. руб. А уже в 2014 году средняя зарплата врачей в Адыгее достигла в среднем 29,6 тыс. рублей при средней зарплате по экономике в 19,7 тыс. руб. Об этом сообщило Агентство деловой информации, подготовившее рейтинг регионов России по уровню жизни врачей. Правда, несколько смущают данные Росстата, согласно которым в здравоохранении Адыгеи начисленная средняя зарплата за 1-й квартал 2014 года составляла всего 16175,9 руб.,  а за 1-й квартал 2013 года – 13525 руб. Возмущены и жители республики, осведомленные о реальных доходах медицинских работников.

Как возникают такие цифры, наглядно показали журналисты в 2011 году, по сути поймав на подтасовке данных министра здравоохранения Адыгеи Рустема Меретукова (http://natpress.net/?newsid=10787). На встрече с Тхакушиновым Меретуков назвал размер средней заработной платы у врачей в 20,8 тысячи рублей. А журналистам министр пояснил, что «более 20 тысяч рублей – заработная плата тех специалистов, кто получает доплаты в рамках проекта модернизации здравоохранения. Это врачи невропатологии и кардиологии. В будущем году планируется введение доплат и другим врачам. Средняя заработная плата врачей по Республике Адыгея – более 18 тысяч рублей». И неизвестно, какие цифры глава Адыгеи увез в Москву? Предполагаю, что подобные «хитрости» имели место и в дальнейшем.

Мне вообще непонятно, каким образом можно обеспечить реальный рост зарплат бюджетных врачей и учителей с опережением средних зарплат по экономике при стабильном дефиците республиканского бюджета? Откуда берутся средства для этого? И почему результатом скачкообразного роста средних зарплат медицинского персонала в Адыгее в 2013-2014 годах стало заметное падение общей численности врачей? Не потому ли, что этот рост происходит лишь в отчетах чиновников за счет сокращения штатов и, в ряде случаев, самих медучреждений, а врачи из-за этого «голосуют ногами» из Адыгеи в Краснодарский край?

Таблица – Некоторые экономические показатели по Республике Адыгея

Показатели 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
Исполнение доходной части бюджета (млн. руб.) 9076,3 10456,6 10334,0 10883,8 13103,9 13507,7 13512,5
Исполнение расходной части бюджета (млн. руб.) 8490,7 11403,7 10673,8 11156,0 12761,7 13640,7 14158,8
Доход на душу населения (тыс. руб.) 8,04 10,55 12,27 14,27 17,02 18,30 22,30
Средняя месячная зарплата (тыс. руб.) 10,09 11,54 12,78 14,34 16,71 19,21 21,00
Средняя месячная зарплата в экономике (тыс. руб.) 9,62 10,29 12,14 14,21 16,21 18,40 19,70
Средняя (по отчетам) месячная зарплата врачей (тыс. руб.) 14,36 16,13 >16,0 17,6 18,0 26,2 29,6
Количество врачей (чел.)* 1653 1674 1668 1698 1726 1728 1733

*Примечание: в 2015 году численность врачей в Адыгее снизилась до 1511 чел.

график1 график2

Некоторый свет на общую картину происходящего в системе республиканского здравоохранения пролил вскрытый в этом году органами прокуратуры факт нецелевого расходования руководством ГКУ РА «Централизованная бухгалтерия учреждений здравоохранения г. Майкопа» в 2013-2014 годах средств государственных внебюджетных фондов в особо крупном размере. Оказалось, что бухгалтера регулярно премировались за счет врачей, получая доходы в размере 80-90 тысяч рублей. Для сравнения, среднемесячный доход главных врачей и иных руководителей учреждений Минздрава Адыгеи в 2013 году составил чуть более 55 тысяч рублей, а в 2014 году – чуть более 63 тысяч. Но ведь расчет среднемесячной зарплаты по республике производится со всего фонда оплаты труда, поэтому средняя «температура по больнице» выходила достаточно приличной. По крайней мере, для парадных отчетов об успехах в реализации «майских указов» в Ново-Огарево хватало.

А что там с реальными зарплатами рядовых врачей?

Анализ доходов членов семей руководителей учреждений Минздрава Адыгеи за 2014 год позволил получить представление о доходах не самых последних по квалификации и уровню оплаты врачей, которым повезло стать супругами главных врачей. Так, у врача-радиолога ГБУЗ РА «Адыгейский республиканский клинический онкологический диспансер» среднемесячный доход составил 47 296 руб., у врача-рентгенолога ГБУЗ РА «Адыгейская республиканская клиническая больница» – 58 822 руб., у врача – участкового терапевта ГБУЗ РА «Шовгеновская центральная районная больница» – 41 338 руб., у старшего врача смены ГБУЗ РА «Станция скорой медицинской помощи города Майкопа» – 36 189 руб., у врача-кардиолога ГБУЗ РА «Майкопская городская клиническая больница» – 29 390 руб., а у врача ГБУЗ РА «Майкопская городская детская поликлиника № 1 – 25 140 руб.

Так что же, врут недоброжелатели, говоря о низких зарплатах врачей и медсестер в Адыгее? Получается, наш медперсонал живет не хуже, чем соседи в Краснодарском крае? Но почему тогда из Адыгеи уезжают не только молодые выпускники медицинских колледжа и института, но и специалисты со стажем? Почему учреждения здравоохранения укомплектованы врачами лишь на 68-70%, а медсестрами – на 75-85%? Почему за последние 7 лет дефицит медперсонала, несмотря на все усилия, смогли покрыть не более, чем на 10%? В республике катастрофически не хватает участковых терапевтов, педиатров, анестезиологов, фтизиатров, врачей скорой медицинской помощи и ряда других врачебных специальностей, которым в Майкопе не обучают. А на работу из других регионов в Адыгею почти никто не едет. Наверное, потому что слишком «много» платят.

Вот главный врач МКУЗ «Станция скорой медицинской помощи города Майкопа» Илья Есауленко в интервью «АиФ-Адыгея» говорит о зарплатах врачей в 22 тыс. руб. и стоимости смен в два раза ниже, чем в районах Краснодарского края. А молодой врач – отоларинголог Артур Абрамян, работая в стационаре, получал около 12 тысяч рублей. Краснодарские журналисты, отреагировавшие на жалобы врачей Адыгеи, убедились в том, что в прошлом году средняя зарплата в республиканских государственных бюджетных учреждениях здравоохранения колебалась, судя по предоставленным документам, от 14 до 19 тысяч рублей. Например, в сентябре 2014 года зарплата психиатра составила 19 825,17 руб., а дерматовенеролога – 15 678,51 руб. Чистыми на руку, соответственно, – 17247,90 и 13640,30 руб.

А вот по Кошехабльской центральной районной больнице средняя зарплата за год, согласно ведомости, составила не более 15 тысяч рублей. При этом среднемесячный доход главного врача этой больницы Заремы Пшизовой оказался гораздо больше, чем у рядовых врачей, – 135 133 рублей. Понятно, что в среднем по Кошехабльскому району окажется как раз та сумма, которой отчитывался Путину Аслан Тхакушинов. Но разве врачам, получающим в 9 раз меньше, чем их начальник, от этого легче?

Если заглянуть на майкопские интернет-ресурсы, предлагающие вакансии в области здравоохранения, то можно убедиться, что за места участкового врача-педиатра ГБУЗ РА «Майкопская детская городская поликлиника № 2» предлагает 18-21 тысячу рублей, а за место врача-терапевта медико-санитарной части МВД России по РА – 8-20 тысяч рублей. Анестезиолога-реаниматолога Майкопская городская клиническая больница «заманивает» зарплатой в 10 697 рублей. Места медицинских сестер оцениваются гораздо ниже – от 6 до 11 тысяч рублей. А их в Адыгее не хватает около сотни. Откуда же набирать?

Одна моя знакомая медсестра с приличным стажем работы зарабатывает в городской поликлинике чуть более 12 тысяч рублей, но при этом трудится на 1,8 ставки. Посчитайте сами, сколько выходит на ставку… Знакомые врачи из Гиагинского района вынуждены «крутиться» на трех работах, чтобы прилично содержать свои семьи. А месячная зарплата процедурной медсестры Джиджихабльской амбулатории (Теучежский район) составляет всего 1600 рублей. Поэтому сейчас она уволилась, проработав здесь многие десятки лет и ставя ежедневно по 10-15 капельниц. В связи с такой низкой зарплатой при наличии безработного медперсонала в двух из пяти аулах (Тауйхабль и Нешукай) не работают ФАПы.

Председатель Майкопской ГОО «Адыгэ Хасэ – Черкесский Совет» Заурбий Чундышко, родня которого проживает в Теучежском районе, заметил, что в населенных пунктах появляются ФАПы, каждый из которых стоит 3,5-4,5 млн. руб. Однако при этом на селе сокращают врачей, что не может не беспокоить жителей Адыгеи. В чем же, спрашивается, эффект «оптимизации», в рамках которой жителей аулов и хуторов, в частности, Теучежского района оставили без врачей и койко-мест?

Тхаркахов Теучеж, бывший водитель автомобиля скорой помощи, рассказал, что в ауле Габукай не стало врача и, кроме капельницы, в двухэтажной оснащенной амбулатории никаких медицинских услуг не оказывают. В ауле Понежукай была построена меценатом Хазретом Совменом, вместо сгоревшей, прекрасная районная больница. Однако, вместо укомплектования ее медперсоналом, власть занята сокращением медперсонала и койко-мест, поэтапно готовя больницу к ликвидации. Подобное имело место с больницей, ликвидированной недавно в ауле Джиджихабль. Теперь там все помещения пустуют. Селян оставляют без эффективной медицинской помощи. «Кому нужна такая оптимизация?», – задается вопросом бывший работник республиканского здравоохранения.

На места врачей в МКУЗ «Станция скорой медицинской помощи города Майкопа» набирают фельдшеров, т.к. с 2009 года ни один врач не захотел работать в «неотложке». В прошлом году уволились по собственному желанию сразу девять специалистов: педиатр, двое кардиологов и шесть фельдшеров. По состоянию на 2014 год укомплектованность Майкопской «скорой помощи» составила всего 33%. Сократили собственную «скорую помощь» в Ханской участковой больнице. Да и больница уже не та, остались только поликлиника и дневной стационар. А в хуторе Гавердовском на трёх участках вообще нет врачей. И это – в столице! Чего уж говорить про глубинку.

В целом по республике количество врачей сократилось с 1713 чел. в 2007 году до 1511 чел. в 2015-м. При этом на общее число врачей приходится, как минимум, 180-250 врачей-управленцев.

Не сказать, чтобы власти Адыгеи не пытались поправить ситуацию. Но как-то «криво» это у них получается, как у Тришки из известной басни Крылова:

Таким же образом, видал я, иногда

Иные господа,

Запутавши дела, их поправляют,

Посмотришь: в Тришкином кафтане щеголяют.

Судите сами. В поликлиниках столичного Майкопа не хватает врачей многих специальностей. В итоге «хромает» статистика укомплектованности. Что придумали? Начали сливать вместе поликлиники. Там, где в поликлинике какой-то узкой специальности не хватало, добавили к той, где такой врач был. В итоге чуть-чуть комплектацию по документам улучшили.

«Перестаравшись» с реализацией федеральной программы «Земской доктор» (деньги ведь не свои) и заманив в сельскую местность «лимоном деревянных» врачебный молодняк (почти 200 специалистов за последние 4 года), Минздрав Адыгеи существенно проредил и так не очень стройные ряды врачей городских поликлиник и больниц. Особого эффекта программа, следует признать, всё равно не дала, т.к. значительная часть «земских докторов» осела в шаговой доступности от Майкопа. В сельскую глубинку уехали единицы. Зато в городские поликлиники, спохватившись, пришлось заманивать относительно молодых врачей (в возрасте до 50 лет) уже не федеральными деньгами, а единоразовыми выплатами в сумме 200 тысяч рублей из республиканского бюджета. В результате за «длинным рублем» побежали врачи из городских больниц. Так и переливает наша власть, как говорится, «из пустого в порожнее», а ситуация с медицинским обслуживанием населения качественно не меняется.

Еще одной нерешаемой острой проблемой является подготовка медперсонала в республиканских учебных заведениях. Их у нас два: медицинский колледж и институт, «выкидыш» Майкопского государственного технологического университета. Его «папой» по праву можно считать нынешнего главу республики Аслана Тхакушинова.

Директор Майкопского медицинского колледжа Валерий Ковалёв сетует, что большинство выпускаемых в колледже медсестер (более 100 каждый год) либо уезжают работать в медучреждения Краснодарского края, либо вообще работают не по специальности. И дело вовсе не в отсутствии рабочих мест, а в крайне низких зарплатах.

А директор Майкопского медицинского института Сергей Лысенков сетует на крайне низкий уровень подготовки как абитуриентов, не знающих при поступлении даже азов химии и биологии, так и выпускников медицинского вуза. Тому много причин. Из основных – отсутствие практики и нежелание учиться. Платят за знания (точнее, за хорошие оценки) как официально, так и в карман преподавателю. А преподаватели какие? В основном – совместители, для которых преподавание в местном вузе – не призвание, а подработка. Потому и берут со студентов деньги, выпуская в итоге «реальных пацанов» в белых халатах. В одном из интервью Сергей Лысенков рассказал, что из 60 студентов Чечни, пожелавших перевестись в Майкопский медицинский институт, реальные знания показали только четверо.

Если ничего не начать менять, то нынешние пожилые врачи, которых сейчас в медучреждениях Адыгеи больше половины всего персонала, скоро уйдут на пенсию, а нас станут лечить молодые троечники и двоечники, которым не удалось устроиться на более «хлебную» работу. Ведь хороших специалистов можно привлечь только высокими зарплатами и приличным соцпакетом, что сейчас в Адыгее кажется фантастикой.

Остается лишь верить федеральному Министру здравоохранения Веронике Скворцовой, которая в ходе своего визита в 2012 году на Северный Кавказ заявила, что заработная плата медработников в России к 2018 году должна составить в среднем 90 тыс. рублей (http://www.med2.ru/story.php?id=46370). Значит, и нам, и медикам Адыгеи осталось потерпеть каких-то 2-3 года.

Валерий Бриних