МУРАТ КУМПИЛОВ – ЖЕРТВА ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ИЛИ ВСЕ ЖЕ КОРРУПЦИОНЕР?

На днях я получил письмо заместителя руководителя следственного управления Следственного Комитета России по Республике Адыгея полковника юстиции Абрамяна А.В. в ответ на мое заявление о преступлении, совершенном премьер-министром Адыгеи Муратом Кумпиловым при незаконном проникновении на территорию Кавказского государственного природного биосферного заповедника в 2009 году. Из ответа понятно, что следственные органы не усматривают в действиях Кумпилова Мурата Каральбиевича признаков преступления, предусмотренного частью 2 статьи 286 УК РФ. При этом в письме указывается, что, во-первых, исходя из показаний свидетелей Владимира Нарожного и Николая Ескина никакого конфликта на КПП «Лагонаки» при проникновении на территорию заповедника премьер-министра Адыгеи Мурата Кумпилова в составе группы из 13 чел. не было, никто государственным инспекторам по охране территории заповедника не угрожал и не давил на них морально своим статусом и полномочиями. Во-вторых, с учетом того, что для наличия превышения должностных полномочий в качестве обязательного признака предусмотрено существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства, следственному управлению, как видно из письма, по неизвестным мне причинам «очевидно, что в результате нахождения без соответствующих разрешений на территории заповедника указанных в заявлении лиц подобных вредных последствий не последовало».
Однако мне, как бывшему главному государственному инспектору по охране Кавказского заповедника, очевидно, что проверка проведена поверхностно и формально.
В ходе проверки были опрошены в качестве свидетелей заместитель директора ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник» Николай Ескин и бывший государственный инспектор по охране территории Кавказского государственного природного биосферного заповедника Владимир Нарожный. Однако на самом деле свидетелей, чьи показания для уточнения обстоятельств дела просто необходимы, гораздо больше. В первую очередь, необходимо опросить Александра Толкачева, который работал в то время вторым, вместе с Нарожным, госинспектором на КПП «Лагонаки», а также их бывшего непосредственного начальника Северного отдела Кавказского заповедника Александра Салменко, который в день проникновения на территорию заповедника вооруженной группы неизвестных лиц во главе с Кумпиловым возглавил группу преследования и догонял нарушителей заповедного режима от КПП «Лагонаки» до приюта «Фишт», где нарушители и были задержаны оперативной группой Кавказского заповедника и бойцами Сочинского ОМОН.
Кроме этих свидетелей, считаю необходимым опросить премьер-министра Мурата Кумпилова, его брата, руководителя Адыгейского филиала Тембота Кумпилова, а также всех иных участников группы, задержанных на территории заповедника без пропусков, по следующим вопросам:
– высказывали ли указанные лица просьбу выдать им разрешение на нахождение на территории Кавказского заповедника и что им на это ответили государственные инспектора, дежурившие в тот день на КПП «Лагонаки»;
– почему государственные инспектора, дежурившие в тот день на КПП «Лагонаки», пропустили Мурата Кумпилова, а также всех иных участников группы, на территорию Кавказского заповедника без выдачи пропусков и взимания платы;
– объяснили ли Мурат Кумпилов, а также все иные участники группы, задержавшему их заместителю директора ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник» по охране Геннадию Пилипенко, почему его подчиненные пропустили группу на территорию заповедника без оформления пропусков?
В связи с этим считаю необходимым опросить в рамках данной проверки заместителя директора ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник» по охране Геннадия Пилипенко по обстоятельствам задержания на территории заповедника Мурата Кумпилова и иных участников группы, а также о мерах, предпринятых в отношении госинспекторов, беспрепятственно и добровольно пропустивших на территорию заповедника группу вооруженных лиц без оформления пропусков.
Бывший государственный инспектор по охране территории Кавказского государственного природного биосферного заповедника Владимир Нарожный показал, что никаких угроз причинения вреда здоровью никто не высказывал и никакого административного давления при осуществлении пропускного режима на государственных инспекторов не оказывал. Также он не помнит, чтобы кто-либо из группы Мурата Кумпилова давал распоряжения пропустить их на территорию заповедника без выдачи пропусков. Такие указания, с его слов, не являются для работников ФГБУ обязательными для исполнения, т.к. заповедник напрямую подчиняется Минприроды России, а не местным органам власти.
С учетом того, что в обязанности государственного инспектора по охране территории Кавказского заповедника, дежурящего на КПП «Лагонаки», входит обеспечение пропускного режима с обязательной выдачей пропусков и взиманием платы в установленном приказом руководства ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник» размере, а также с учетом показаний Нарожного и Ескина, получается, что госинспектора ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник», дежурившие в тот день на КПП «Лагонаки», превысили свои должностные полномочия и по каким-то причинам добровольно и беспрепятственно, не оказывая сопротивления, пропустили на территорию Кавказского заповедника конную группу неизвестных вооруженных лиц во главе с премьер-министром Адыгеи Кумпиловым. А после этого подняли зачем-то тревогу, сообщив по радиосвязи о проникновении на территорию заповедника нарушителей режима особой охраны.
Из пояснений Владимира Нарожного и Николая Ескина непонятно, предлагалось ли Кумпилову и его товарищам получить в установленном порядке пропуска на право нахождения на территории заповедника и оплатить установленную плату, что ответил на это сам Мурат Кумпилов. Поэтому считаю необходимым опросить дополнительно по указанным выше обстоятельствам свидетелей Нарожного и Ескина.
Из вышесказанного очевидно, что либо премьер-министр Республики Адыгея Мурат Кумпилов стал жертвой обстоятельств в результате провокации работников ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник», включая заместителя директора ФГБУ по охране Геннадия Пилипенко, бывшего начальника Северного отдела заповедника Александра Салменко и бывших государственных инспекторов Владимира Нарожного и Александра Толкачева, либо премьер-министр Республики Адыгея Мурат Кумпилов действительно превысил свои должностные полномочия, проникнув на территорию Кавказского заповедника с использованием своего государственного статуса и административных возможностей для оказания морального давления на работников ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник». А сейчас никто из участников той истории не хочет ворошить прошлое, то ли из-за боязни мести со стороны действующих властей Адыгеи, то ли по каким-то иным личным причинам.
На имя руководителя следственного управления Следственного Комитета России по Республике Адыгея Александра Глущенко мною направлена жалоба с просьбой провести дополнительную проверку по изложенным в настоящей публикации вопросам. Подождем окончательного решения следственных органов.

Валерий Бриних, эколог,
директор ФГБУ «Кавказский
государственный природный
биосферный заповедник»
в 1999-2001 гг.