Зачем Путин хочет Майдана?

Порекомендуйте статью вашим друзьям

В последние несколько лет российские власти панически боятся «Майдана» и любых других попыток «оранжевых революций». В  стране создано множество «антимайданных» движений, курируемых властью. По всем федеральным каналам регулярно показываются все ужасы «арабских вёсен», бесчинства «бендеровцев» на Украине и прочие «прелести» следующие за неконтролируемой сменой власти. В антимайданной агитации активно участвуют не только государственные пропагандисты, но и либеральные  кандидаты от оппозиции.  Ксения Собчак неоднократно заявляла, что, в отличие от Навального, она за то, чтобы действовать легальными механизмами (см., например, здесь https://echo.msk.ru/programs/a_team/2096030-echo/), фактически намекая, что Навальный действует нелегальными методами. Другой оппозиционный кандидат в президенты, Борис Титов, пошел еще дальше и сравнил Алексея Навального с большевиками: «Сегодняшние митинги Навального, в высшей степени талантливого и красноречивого политика, до боли напоминают предреволюционную работу большевистских агитаторов. Подобно большевикам, Навальный, призывая молодежь к выходу на улицы, на самом деле использует неокрепшие юные умы, их естественную тягу к активности, протестные настроения в своих сугубо личных политических целях. Но расшатать, разбалансировать ситуацию легко, потом вернуть стабильность и выполнить данные в пылу борьбы обещания будет крайне сложно. Да и есть ли такая задача?» (https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/11/26/743014-boris-titov-rossiya-pora-predprinimat-predprinimat)

Я не знаю, сознательно или несознательно, но власти и системная оппозиция все переворачивают с ног на голову. Причинно-следственная связь здесь ровно обратная. Если в России случится неконтролируемая смена власти, то виноваты в этом будут, прежде всего, Путин и его команда, а не оппозиция. Это как с абортами. Если женщина очень хочет избавиться от нежеланного ребенка, то она от него избавится – легальны  аборты в стране или нет. Только в случае с нелегальными абортами последствия и для женщины, и для  окружающих будут намного тяжелей. Сама женщина может потерять здоровье или даже жизнь, ее остальные дети могут остаться сиротами, врач, который ей помогал, может лишиться свободы, и т.д. В странах с легальными абортами аналогичная медицинская операция проходит существенно более безопасно с намного меньшим ущербом для общества.  Точно так же со сменой власти. Безусловно, если у народа невысокая степень недовольства властями, то он не будет идти на значительные риски для ее смены. Но если степень недовольства властями превысит какой-то предел, то народ все равно сменит власть. Только если власти запрещают легальные механизмы смены власти, народ воспользуется нелегальными. Но в этом случае, как и нелегальными абортами, последствия для общества будут намного более губительными.

В том, что 100 лет назад большевики устроили в стране кровавую баню, виноват, прежде всего, последний русский самодержец Николай II. К началу 20-го века уже было понятно, что самодержавие как форма правления безнадежно устарела. И население, и элиты требовали перемен. Однако царь держался за власть до последнего, периодически вводя для виду некое подобие демократических институтов. К примеру, первая Государственная Дума, которая начала работать в 1906 г., была распущена царским правительством через 72 дня после начала работы. Вторая Госдума проработала немногим дольше — 104 дня, и тоже была  распущена царским указом (Столыпин обвинил 55 депутатов в заговоре против  царской семьи). Тем самым царь как бы послал месседж: «Вы можете, конечно, играть в свою демократию, но если мне не понравится, что вы там говорите или как вы там это говорите, я вас тут же всех разгоню к чертовой матери». Несмотря на то, что царское правительство в начале 20-го века проводила какие-то реформы, в том числе и политические, главное оставалось незыблемым – царь обладал всей полнотой власти, был никому не подконтролен, никаких легальных способов у общества  сменить правительство не было. В конце концов, во время очередного политического кризиса, обществу пришлось менять правительство несистемным путем, посредством Февральской и Октябрьской революции, потому что других механизмов смены непопулярной власти в стране просто не было. Если общество меняет власть используя нелегальные методы, то виноваты, прежде всего, те, кто до последнего держался за власть и не предоставил обществу иного выбора.

Сравнения Навального с большевиками неуместно. Обвинения, что Навальный пользуется нелегальными механизмами, — это неправда, а, точнее сказать, вранье. Навальный в большой политике уже как минимум 6 лет и свою борьбу ведет, используя подчеркнуто легальные методы.  К примеру, для того, чтобы зарегистрировать свою партию, сторонники Навального прошли множество судов, обжаловали все отказы в легальном поле, дошли до Конституционного суда, обратились в ЕСПЧ (https://www.kommersant.ru/doc/3094793). Хотя всем очевидно, что и по духу и по букве закона, Партия Прогресса должна быть зарегистрирована (мало кто сомневается, что у Навального есть как минимум 500 сторонников по стране, а значит, есть право на организацию партии), и Навальный мог бы по этому поводу призвать к каким-то несанкционированным акциям, он этого не делает. Вся его борьба строится в легальном поле – суды, апелляции, жалобы и т.д. Все акции Навальный старается проводить с соблюдением текущего российского законодательства. К несанкционированным акциям призывает крайне редко, только когда власти сами совсем уж демонстративно нарушают закон,  отказывая в согласованиях без предоставления адекватных альтернатив. Всегда, когда это возможно или даже невозможно, его команда проводит акции в легальном поле – соглашаясь на отдаленные места или привлекая частные площадки. После мэрских выборов 2013 г. Навальный также не призывал своих сторонников к несанкционированным акциям протеста, хотя от второго тура его отделял всего около 1% голосов, и были все основания полагать, что этот процент Собянину довбросили через домашнее голосование. Навальный и тут пошел легальным путем, подав заявление в Мосгорсуд об отмене выборов, предоставив данные о нарушениях на 951 участке (http://og.ru/news/2013/09/11/70747).

Нынешняя кампания по допуску Навального к выборам тоже идет в легальном поле. У Навального есть право в них участвовать. Приговор по Кировлесу, который является формальным препятствием, был отменен ЕСПЧ. Власти, фактически игнорируя это решение, вынесли еще один точно такой же приговор. Совет Европы постановил, что Россия не выполнила решение ЕСПЧ и призвал допустить его к выборам (https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/09/22/734957-dopuske-navalnogo-viboram). То есть Навальный обладает правом участия и по Конституции (где прямо указано, кто имеет право избираться), и даже по российскому закону, который противоречит Конституции, – приговор по Кировлесу, ограничивающий его право быть избранным, был признан незаконным. То есть Навальный в рамках своей кампании добивается того, чтобы российская власть соблюдала собственные законы и Конституцию. Если кто и выходит за рамки закона в этой кампании, так это российские власти. Постоянно идет давление спецслужб на арендодателей. Листовки и газеты штабов Навального изымаются без всякий законных оснований. Власти отказывают в согласовании митингов, придумывая многочисленные несуществующие мероприятия на тех же местах или используя другие незаконные причины для отказа. Аресты и задержания волонтеров проходят по надуманным предлогам. Навальный и его сторонники закон строго соблюдают, а власти собственные же законы постоянно нарушают.

Урок, который мы все действительно должны извлечь из событий 100-летней давности, — в результате неконтролируемого процесса смены власти к управлению страной могут прийти совсем не те силы, которые всем виделись лидерами оппозиции. В последней Думе, избранной в 1912 г., у октябристов было 98 мест, у кадетов 59, у Прогрессивной партии – 48 мест, у РСДРП (из которой в последствии выделилась фракция большевиков) – 14 мест. Выборы в Учредительное Собрание, которые прошли сразу после Октябрьской революции, большевики тоже проиграли  — эсеры получили 40% голосов, а большевики 24%. Но в революционные времена уже не важно, кто сколько голосов получил, важно тот, у кого есть товарищ Маузер и кто готов им воспользоваться. Если бы царское правительство проводило бы нормальные демократические реформы, то постепенно было бы сформировано правительство с привлечением крупнейших политических сил – эсеров, кадетов, октябристов. Участие большевиков во власти было бы минимальным. Однако Николай II довел страну до ручки, оставив ее фактически без действующих политических институтов, поэтому страна в течение нескольких месяцев после его отречения превратилась в полный бардак.

Если в России дойдет дело до неконституционной смены власти, то навряд ли этот процесс будет инициирован Навальным.  Как я упомянул выше, он свою борьбу ведет принципиально законными методами и не призывает своих сторонников к неконституционным действиям. Он провел уже много публичных акций, и ни разу мы не видели ни  поджогов машин, ни беспорядков, ни драк с полицией. Если даже Навальный изменит свою позицию и призовет своих сторонников на баррикады с коктейлями Молотова, то из этого тоже ничего не получится. Его призывам просто не последуют. Его сторонники – это образованный средний класс, студенты, предприниматели – люди, которым есть что терять и которые просто хотят жить в нормальной стране. Просто посмотрите на лица на любом из митингов, и сразу станет понятно, хотят или нет эти люди все крушить и ломать. Если, как и 100 лет назад, дело дойдет до неконтролируемой смены власти, то очень вероятно, что во главе страны мы увидим совсем новые лица —  те, которые сейчас не воспринимаются всерьез (у РСДРП в последней Думе было 3% мест) или даже вообще неизвестны. Главное, что эти силы готовы будут действовать революционными методами, по законам революционного времени. Сторонники Навального действовать такими методами не готовы.

Политики, которые стращают общество оранжевой революцией и Майданом, предлагая самих себя как политическую альтернативу несистемной оппозиции, оказывают обществу медвежью услугу. Ведь общество хочет видеть не набор яркой подтанцовки вокруг несменяемого лидера, а реальные механизмы смены власти. Всякие лояльные власти оппозиционеры на самом деле просто помогают властям отстранить от выборов реальную оппозицию, тем самым загоняя ситуацию в еще больший тупик. Навальный здесь не исключение. Его пример просто показывает, что вокруг его недопуска к выборам сплотились все ветви власти – исполнительная, законодательная и судебная, а также чиновники всех уровней – от муниципальных до федеральных. Любой сильный оппозиционный кандидат встречает жесткий отпор со стороны властей. Евгению Ройзману, самому популярному политику Свердловской области, действующему мэра Екатеринбурга, не дали участвовать в выборах губернатора Свердловской области. Урлашов, который смог выиграть выборы мэра в Ярославле, вскоре после начала работы был арестован. Ширшина, которая выиграла выборы мэра Петрозаводска, была через 2 года после начала работы отстранена от должности решением Петрозаводского городского совета. В масштабах страны таких примеров действительно не очень много. Но это как про речку с крокодилами – если на берегу не лежат горы трупов, это совсем не значит, что крокодилов нет. Просто умные люди сидят на берегу и туда не суются. Ведь они видят – любой, кто сунется в эту речку, тут же выбегает покусанный (если вообще выбегает). Российская власть систематически посылает сигналы – нельзя участвовать в политике, если ваша реальная цель — смена действующей власти. Сунетесь – закопаем. Любые имитации оппозиционной политики, как и эксперименты начала века с игрушечной Думой, население устраивают все меньше. Единственный вариант двинуться вперед и снизить вероятность Майдана – это предложить обществу хоть какие-то механизмы реальной смены власти. Возможно, несовершенные, возможно, когда провластный кандидат обладает неравными возможностями в агитации, но общество должно видеть, что если у их кандидата будет достаточно поддержки, он может занять какой-то реальный пост. Их партия может получить хоть какое-то представительство в парламенте. Закупоривание легальных каналов борьбы за власть как раз ведет к Майдану и оранжевым революциям. Всяким антимайданам пора обратить свой гнев, прежде всего, против Путина и его правительства. Именно они подталкивают страну к оранжевым революциям и другим нелегальным способам смены власти, полностью закрывая легальные способы.

автор Максим Миронов Профессор IE Business school (Мадрид)

Источник: Сайт ЭХО МОСКВЫ https://echo.msk.ru/blog/mmironov/2099748-echo/

Читайте также: 

Выборы http://01portal.com/?cat=18

Общество http://01portal.com/?cat=5

Политика http://01portal.com/?cat=4

От редакции: 

1.  Обязательно подпишитесь на наш канал «Портал Адыгеи»  в Ютубе и не пропустите новинки!  https://www.youtube.com/channel/UCRs9B281sK3w7BRp3MS0pIg/videos

2.  Отправляйте нам свой материал (статью, репортаж, фото, видео, аудио и т.д.)  через  раздел на нашем сайте – «ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ»  http://01portal.com/?page_id=190


Порекомендуйте статью вашим друзьям