ИТОГИ ГОДА ЭКОЛОГИИ В РОССИИ И В АДЫГЕЕ

Вот и прошел у нас 2017 год, Год экологии и особо охраняемых природных территорий. Прошел мимо множества экологических проблем, без особых достижений и прорывов в «зеленой» экономике, в экологическом воспитании и образовании, в улучшении среды обитания для животного мира, включая человека. Кое-где стало даже хуже, где-то никак, а местами ситуация улучшилась, вопреки стараниям чиновников и большинства несознательного населения. По данным Минприроды России, всего в 2017 году в стране состоялось более 33 тыс. мероприятий, объединивших почти 22 млн. участников. Самыми удачными проектами, по мнению многих, стали ликвидация накопленного ущерба в Арктической зоне, меры по защите Байкала и сохранению редких видов животных на Дальнем Востоке.

Большинство независимых экспертов всё же считают Год экологии и охраняемых природных территорий провалившимся. Конечно, чиновники думают иначе, но большинство авторитетных общественных природоохранных организаций считают 2017 год провальным в плане повышения эффективности охраны окружающей среды и улучшения качества жизни россиян.

Подобные оценки прозвучали и на VI-м съезде политической партии РЭП «Зеленые», состоявшемся под занавес уходящего 2017 года, 26 декабря. Причем выступающие связывали эти провалы с неэффективной работой системы управления, как на федеральном уровне, так и на местах. Практически ни одно из получений Президента РФ В.В. Путина по экологическим проблемам в 2017 году не выполнено, экологическая ситуация в регионах и отраслях продолжает ухудшаться, а чиновники привычно отчитываются дежурными отговорками и делятся планами на будущее.

Получается, что годами наши чиновники ни фига не делают, а потом «Бац!» и наступил Год кино, или Год экологии, или Год деторождения, к примеру. И надо срочно, по-стахановски, выдавать на-гора результат. Да такой, чтобы у Президента в груди ёкнуло и скупая мужская слеза от чтения ведомственных отчетов навернулась от счастья. Выходит, кто лучше соврет, тот и обласкан будет больше! Потому что для реального значимого результата нужна системная работа, а не кампанейщина.

Насколько успешными оказались внешняя политика России и личный имидж В.В. Путина, настолько же неудачной получается внутренняя политика, реализуемая российским правительством во главе с Д.А. Медведевым. Конечно, Владимир Владимирович победит на выборах в этом году, если не случится чего-нибудь непредвиденного, но победит на фоне полного отчаяния электората от безысходности выбора. Не Ксюшу же Собчак выбирать, в самом деле?!

Рассматривая экологию в прямом смысле, как науку о взаимосвязях всего живого и косного, то политическим успехом Года экологии можно считать выдвижение на президентские выборы от КПРФ вместо немного зачерствевшего Зюганова успешного управленца миллионера-агрария Павла Грудинина. Если Путин сделает правильное решение после выборов, то во главе Правительства РФ в этом году должен стать именно этот кандидат в президенты.

Но вернемся к охране окружающей среды, неправильно понимаемой большинством населения как экология. Потому что лишь немногие догадываются, что экология и охрана окружающей среды – это взаимосвязанные, но всё же разные понятия. Ясно, что нашему президенту всё равно как 2017 год назвать (хоть горшком), лишь бы в печку влез (т.е. лишь бы результат вышел положительный), но министр природных ресурсов и экологии России должен был подсказать, что значит понятие «экология». Или он тоже не в курсе? Может, потому и год вышел таким провальным по результатам, что из-за невежества не тем занимались?

Так, министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской с удовлетворением заявил, что Год экологии стал рекордным за последние 20 лет с точки зрения масштабов деятельности по расширению заповедной сети в стране. При этом министр умолчал (наверное, от скромности), что его ведомством была сорвана реализация Концепции развития федеральных ООПТ до 2020 года, утвержденная правительственным постановлением еще в 2011 году. Учрежденные непосредственно в Год экологии все четыре федеральные особо охраняемые природные территории (заповедники «Восток Финского залива» и «Васюганский», нацпарки «Ладожские шхеры» и «Сенгилеевские горы») должны были быть созданными еще в 2012-2013 годах, а в 2017 году нужно было создать Саратовский степной заповедник и национальные парки «Горная Колывань» и «Тогул» в Алтайском крае.

Но важнее то, что подобный результат закономерно выглядит крайне неудовлетворительным на фоне 100-летней истории заповедного дела в России. Хуже последнего 20-летия было только в период 1950-1970 гг., когда было упразднено либо сокращено огромное количество заповедных территорий, а создано всего несколько новых. Даже в годы Великой Отечественной войны и послевоенную разруху в стране было создано втрое больше заповедников, чем за все 2000-е годы.

Порадовало то, что в нынешний Год экологии никаких законодательных поправок в отношении особо охраняемых природных территорий на федеральном уровне не принималось. Благодаря усилиям общественников, удалось отменить поправки, связанные с передачей лесных участков в национальных парках и заповедниках в частные руки. А то под занавес 2013 года столько поправок в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» насовали, как будто был не год охраны окружающей среды, а ее уничтожения!

Однако Минприроды России без дела в 2017 году не сидело.  То, что наворотили с Красной Книгой, – полностью заслуга этого ведомства и его руководителя Сергея Донского, лично подписавшего приказ, отстранивший специалистов-зоологов от принятия решений о внесении в Красную Книгу России видов и подвидов, которым угрожает опасность исчезновения. Теперь там главную скрипку играют пользователи животным миром, что уже помешало включить в Красную Книгу многие виды и подвиды животных, представляющих интерес с позиций охоты и рыболовства. Да и со списками редких и исчезающих видов смухлевали. Публично обсуждали с широкой общественностью один список, а на регистрацию в Минюст подали другой, из которого чисто «случайно» выпали именно охотничьи виды животных, а также представляющие коммерческий интерес для рыболовства и работы дельфинариев. Так что чиновники отчитались новой редакцией Красной Книги как своим достижением в Год экологии, а на деле это обернется катастрофой для некоторых редких видов, на которые уже с весны 2018 года откроется охота. Ученые и общественность – в шоке, а пользователи животным миром радостно поздравляют друг дружку с победой.

Два года, 2013 и 2017, названные Президентом России соответственно годом охраны окружающей среды и годом экологии и особо охраняемых природных территорий, войдут в историю как начало и конец уничтожения целого вида – самшита колхидского, внесенного в Красную Книгу России. Реликтовый вид, переживший ледниковую эпоху, не выдержал холодного бездушия российских чиновников, начиная с таможни и заканчивая Минприроды России, отвечающего за природоохранную политику в стране. Опасный карантинный вредитель из Европы – самшитовая огневка, завезенная в Сочи в конце 2012 года вместе с саженцами из Италии для озеленения олимпийского Сочи, начала жрать (другого слова и не поберешь) самшит на черноморском побережье в Год охраны окружающей среды, а окончательно уничтожила только в России более 4 тысяч гектаров самшитовых лесов в прошедший Год экологии. При этом ни один чиновник не пострадал, а опасный вредитель до сих пор не значится в списках карантинных вредителей России.

Ну, да ладно с живой природой! Посмотрим, какими достижениями отчитались наши природоохранные чиновники в так называемой «зеленой» экономике. Есть ли там прорывы, вселяющие надежду на продвижение новых природоохранных, энерго- и ресурсосберегающих технологий, повышение качества жизни россиян?

Как объяснил Владимир Бурматов, председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды, в Год экологии были подняты «многие болезненные темы, которые не просто годами, а десятилетиями «лежали под сукном». Фактически, он обвинил Минприроды России в многолетнем бездействии. Потому что профильное ведомство должно работать стабильно и непрерывно, а не только в отдельно обозначенные Президентом России  годы.

В различных СМИ вышло более 180 тысяч публикаций с упоминанием Года экологии. Да, об экологических проблемах власть и бизнес на всех уровнях говорили много и охотно, экологическая риторика с разным качеством исполнения ежедневно звучала с телевизионных экранов и радиоприемников, страниц газет и электронных СМИ, но что реально делалось?

Сергей Донской назвал важнейшей частью программы Года экологии «стимулирование перехода предприятий на новые технологии, позволяющие снизить негативное воздействие на окружающую среду». При этом в 2017 году предполагалось провести около 70% (179 из 242) мероприятий, запланированных в рамках заключенных в 2017 году до 2025 года между Минприроды России, Росприроднадзором, руководством субъектов РФ и крупнейшими отечественными предприятиями 61 соглашений. На их выполнение было выделено 90 млрд. рублей.

По этим соглашениям промышленные компании к концу Года экологии завершили 107 мероприятий по модернизации производства и установке очистных сооружений на сумму более 79 млрд. рублей. Таким образом, не получилось осуществить 72 (40%) запланированных на 2017 год мероприятия. Какой же это успех?

Обращение с отходами сориентировано на их раздельный сбор и более глубокую переработку, чем сейчас. В последние дни декабря Госдума приняла поправки в закон «Об отходах производства и потребления». Теперь можно будет, в частности, организовывать сбор отдельных видов отходов без наличия специальной лицензии. А что, нельзя было эти поправки принять в начале Года экологии или вообще в конце 2016 года? Чтобы весь 2017 год заниматься хотя бы раздельным сбором отходов и отчитаться в конце Года экологии реальными делами, а не принятием поправок в закон?!

Вообще в плане обращения с отходами Год экологии вышел провальным. В большинстве регионов еще не выбраны региональные операторы и даже территориальные схемы по обращению с отходами не во всех субъектах РФ разработаны согласно федеральным требованиям. По мнению ОНФ, в настоящее время территориальные схемы по обращению с отходами приняты в 81 субъекте РФ, но абсолютное большинство из них нуждаются в доработке и, следовательно, в пересмотре. «Мы убеждены, что принятие региональной программы и утверждение региональных операторов там, где территориальная схема требует серьезной доработки, неприемлемо. Подобная практика грозит резким и необоснованным ростом тарифов для населения», – заявил координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка», депутат Госдумы Владимир Гутенев. Не выполнены в 2017 году поручения Президента России в части, касающейся разработки и утверждения межрегиональных схем в области обращения с отходами в границах особо охраняемых природных территорий, участия общественности при утверждении территориальных схем и выборах региональных операторов.

Поэтому свалки продолжают дымить и вонять, а мусоросжигание преподносится как панацея от всех экологических проблем. «Мусоросжигательные заводы являются самой современной и безопасной технологией для густонаселенных мегаполисов», — заявил губернатор Андрей Воробьев. О пользе мусоросжигания он и на V-м всероссийском съезде охраны окружающей среды говорил. Наверное, от безысходности.

Договорились в Год экологии до того, чтобы приравнять отходы к возобновляемым источникам энергии. По оценке экспертов Greenpeace, каждый год бюджет России теряет около 230 млрд. рублей только из-за того, что в стране не организован раздельный сбор и переработка отходов. Может, сразу начнем деньгами печки топить?

В августе 2017 года был утвержден проект «Сохранение и предотвращение загрязнения реки Волги». Планируется, что к 2025 году удастся сократить сброс загрязненных сточных вод не менее чем на 80%. «Для этого планируется, в частности, провести модернизацию и строительство очистных сооружений не менее чем на 200 предприятиях в 17 регионах», — пояснили в Минприроды. Получается, что вклад упомянутых 200 предприятий в загрязняющие Волгу сбросы составляет 80% от всего объема загрязнения? Что-то у меня эти цифры вызывают сомнения. Особенно упоминание о 2025 годе. Нынешний министр природных ресурсов и экологии вряд ли останется на этой должности бездельничать столько лет. Но красивую цифру обозначить перед Президентом России надо было.

Чиновники Рослесхоза тоже отрапортовали об успехах в Год экологии. Оказывается, в 2017 году площадь лесовосстановления впервые оказалась больше 945 тыс. га, превысив площадь вырубки. Таким образом, удалось реализовать концепцию «гектар за гектар», закрепленную в декабре 2016 года в Лесном кодексе и предполагающую компенсацию выбывающих лесных площадей посадкой на равной площади, ранее не покрытой лесом. Так и хочется крикнуть, как Станиславский о плохой актерской игре: «Не верю»!

Фокус заключается в том, что в отчетах под лесовосстановлением понимаются не только реальные работы по посадке леса, но и так называемое содействие лесовозобновлению, и естественное заращивание лесосек. В лучшем случае, на подобных участках убираются порубочные остатки и тракторными плугами делаются борозды в лесной подстилке. И доля таких участков «лесовосстановления» составляет 70-75% от общей площади как бы восстановленных лесных гектаров. Так что площадь реального лесовосстановления в 2017 году составляет не более четверти от заявленных Рослесхозом 945 тыс. га, а на самом деле еще меньше из-за слабой приживаемости лесных культур.

Не случилось особых прорывов в Год экологии и в законодательной деятельности российских депутатов. Согласно поручениям Президента России планировалось внести поправки в законодательство об отходах, уточнение порядка государственной экологической экспертизы, закон об охране атмосферного воздуха в период неблагоприятных метеоусловий, об установке счетчиков на трубах-загрязнителях, об экологической информации и о животных. Часть поправок уже принята. Уже упоминались принятые поправки в федеральный закон «Об отходах производства и потребления». А вот законопроект «Об ответственном обращении с животными», принятый Госдумой в первом чтении еще в марте 2011 года, так и не прошел второе чтение в Год экологии. Были лишь внесены изменения в статью 245 («Жестокое обращение с животными») УК РФ, а также статьи 150 («Формы предварительного следствия») и 151 («Подследственность») УПК РФ. Не были также приняты поправки в федеральный закон «Об экологической экспертизе» и другие законопроекты.

В целом эксперты считают непродуманность, а потому нестабильность базового законодательства одной из главных причин сложной, а местами катастрофической экологической ситуации в России, высокого уровня экологической преступности. Ведь «правила игры» меняются буквально на ходу. Средний срок действия природоохранного закона без изменений составляет менее пяти месяцев. В Беларуси, Казахстане и Великобритании изменения принимаются в 2-15 раз реже.

Одним из серьезных правовых провалов Года экологии следует признать тот прискорбный факт, что Россия в Год экологии не подписала, как ожидалось, Орхусскую конвенцию, которая связана с открытостью, доступностью экологической информации, участием общественности в процессе принятия решений и доступом к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды.

Год экологии запомнился скандальным происшествием с обнаружением в атмосфере ряда регионов России и стран Европы следов загрязнения рутением-106. Хотя источник выбросов не был найден, осадок, как в том анекдоте о краже серебряных ложечек, остался.

Но особенно знаковыми в 2017 году были трагические события, связанные с авторитетными и уважаемыми в гражданском обществе людьми. В январе ушел из жизни  известный биолог и ученый Алексей Яблоков, в  прошлом советник Президента России по экологии. А жирной точкой в конце Года экологии стало жестокое избиение в Краснодаре лидера «Экологической Вахты по Северному Кавказу» Андрея Рудомахи.

Читайте также:  «В Краснодаре избили координатора «Экологической вахты по Северному Кавказу» http://01portal.com/?p=5165

***

Что касается подведения итогов Года экологии в Адыгее, где я живу и работаю, то сказать особо нечего. Если не считать результатами прошедшего 2017 года следующие сведения из официального издания Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации: посажено 700 черенков самшита колхидского как компенсации около 1,5 тыс. га самшитовых лесов, погибших от огневки; расчистили 2,14 км русел рек; отремонтировали дамбы на реках Фарс и Лаба, пострадавшие от наводнения; собрали в акватории Краснодарского и Октябрьского водохранилищ браконьерские сети; высадили около 25 тыс. саженцев деревьев; очистили от мусора 85 га лесного фонда; провели целых 40 проверок по выявлению нарушений лесного законодательства. В части охраны и рационального использования недр составлено 35 протоколов об административных правонарушениях, досрочно отозвана одна лицензия. Образовательные учреждения и учреждения культуры провели 57 познавательных мероприятий, в выставках и конкурсах поучаствовало более 30 тыс. школьников и студентов.

К этому можно добавить еще принятые решения и начавшуюся подготовку к реализации проектов строительства первых в Адыгее ветропарка и солнечной электростанции, запущенный в этом году Министерством образования и науки Республики Адыгея и республиканским отделением ВООП  смотр-конкурс на лучшую постановку эколого-просветительской работы в детских садах и школах республики, активную работу экологической комиссии Совета при Главе Адыгеи по развитию гражданского общества и правам человека по снижению негативного влияния свинокомплекса НАО «Киево-Жураки АПК», а также работу республиканского отделения ВООП по выявлению на территории Адыгеи незаконных свалок ТКО и слива неочищенных ЖКО.

 Майкоп. 3 января 2018 г.  Валерий Бриних, эколог.  

Читайте также: 

От редакции: 

1.  Обязательно подпишитесь на наш канал «Портал Адыгеи»  в Ютубе и не пропустите новинки!  https://www.youtube.com/channel/UCRs9B281sK3w7BRp3MS0pIg/videos

2.  Отправляйте нам свой материал (статью, репортаж, фото, видео, аудио и т.д.)  через  раздел на нашем сайте – «ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ»  http://01portal.com/?page_id=190