ОСОБОЕ МНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТА ДМИТРИЯ МУРАТОВА

Порекомендуйте статью вашим друзьям

О.Пашина― Я приветствую всех, кто смотрит нас и слушает. Меня зовут Оксана Пашина, это особое мнение журналиста Дмитрия Муратова. Здравствуйте.

Д.Муратов― Здравствуйте.

О.Пашина― Вы можете задавать свои вопросы: присылайте SMS на номер +7 985 970-45-45, Twitter-аккаунт @vyzvon также у нас работает. Смотреть трансляцию можно на YouTube-канале «Эха Москвы».

У меня первый вопрос такой по публикации «Новой газеты» об Алексее Малобродском. Да, мы знаем, что его перевели в другое СИЗО, совершенно жуткие условия, к нему не пришел вызванный врач, камера переполнена и так далее. Но если громкое дело, — пишет «Новая газета», — получившее такой резонанс от президента страны до Европарламента, разваливается в суде, это может уничтожить карьеру следователя по особым поручениям полковника Лаврова. Значит, в эти последние недели надо дожимать того, кто беззащитен.

То есть возможен такой вариант? Есть предпосылки, что дело разваливается?

Д.Муратов― Оксан, мы с вами отлично знаем (и наша газета, «Новая газета» за этим делом следит) традицию, которая есть у наших так называемых силовиков, а по мне так, конечно, «слабовиков». Они пытают людей ухудшением их содержания в местах содержания под стражей.

Как доводили до смерти Магнитского? 13 раз меняли камеры, водили его по всем этим кругам, конвоировали по всем этим кругам ада и довели уже до окончательного, там, до окончательного… до смерти довели.

О.Пашина― До смерти, да.

Д.Муратов― Значит, что сейчас делают? Малобродский… Считали что? Вот человек в очках, всю жизнь занимается нежным делом – культурой. Они были уверены, что они его сломают. А Малобродский не сломался.

О.Пашина― Да он не просто человек в очках – его Серебренников уволил из Гоголь-Центра. Возможно, они рассчитывали, что, вот, он захочет отомстить.

Д.Муратов― А он не сломался. Он не хочет оклеветать друзей, он не хочет ценой клеветы на других выгородить и вытащить себя на свободу, хотя бы там под подписку о невыезде или, там допустим, под домашний арест.

Перевод его в СИЗО Медведково из Матросской тишины – это прямая внятная угроза его жизни.

Понимаете, я погружен уже в подробности этого. Скоро у нас выйдет интервью в «Новой газете» с адвокатом Карпинской. Он был в камере в нормальных, вполне цивилизованных (если тюрьму можно назвать цивилизованным содержанием) – как минимум там не курили (не курящий человек).

Значит, теперь его поселили в камеру, в которой 12 человек на 8 мест, то есть спать надо в 2 смены. В основном там люди, которые были воспитаны, жили в криминальной среде. Это абсолютно курящая камера. Письмо, которое мы сегодня…

О.Пашина― С уголовниками, прямо скажем, да.

Д.Муратов― Люди, которые… Я просто… Понимаете, почему я избегаю таких слов, Оксан? Вот, представьте себе на секунду, что сейчас в камере…

О.Пашина― Я просто представляю себе, что Малобродский вообще еще ни в чем не виноват и вина его не доказана.

Д.Муратов― …слышат наш с вами диалог. Сейчас в камере, например, слышат наш с вами диалог, и люди, которые сидят с Малобродским, говорят «Ага! Там нас «уголовниками» назвали, да?» Поэтому я буду точно избегать определения его соседей, которые с ним рядом находятся.

О.Пашина― Хорошо.

Д.Муратов― Ему не дают свиданий с женой. Сегодня письмо, которое вы опубликовали, абсолютно душераздирающее.

О.Пашина― Да.

Д.Муратов― Невозможно, понимаете, мириться с такими вещами. Я понимаю, что миссия, одна из миссий этой газеты, «Новой газеты»— мы будем защищать и бороться за таких людей как он, как Оюб Титиев, чеченский представитель «Мемориала» в Чечне, за выборы в Екатеринбурге, потому что с 1766 года там впервые не будет выборов главы города, потому что боятся Ройзмана. Ну, реально боятся Ройзмана: решили просто взять и отменить Ройзмана.

Или, допустим, следователь Билалов, бывший начальник таможни, которого тоже посадили к уголовникам, которого страшно избивают, потом уголовников убирают. Лена Масюк про него написала очень…

Вот такие вот несломленные люди – это предмет заботы общества. Общество должно заботиться о них. Вообще-то они на себя очень много принимают достоинства, которое у нас, ну, начинает притупляться.

Знаете, Оксана, вот, по тому же Гоголь-Центру и ситуации с Кириллом Семеновичем Серебренниковым, вы знаете, вот, люди повыходили-повыходили, понаписали в Facebook, а потом начали говорить «Чего-то мы уже, вроде, заступились, а еще справедливость не настала. Чего-то, может, это самое?.. Мы уже не понимаем. Мы уже даже не понимаем. Может, хватит уже за них заступаться?» Усталость от собственного, значит, высказывания превращает людей, на самом деле, в жертв. На жертву начинает перекладываться вина за то, что у кого-то не получилось заступиться. Это очень странный конфликт общественного сознания.

За Малобродского нужно просто вступаться. Человека реально обрекают на смерть. Никиту Белыха обрекают с его болезнями и с этим неправосудным приговором на смерть на наших глазах. Общество должно каждый день, каждую секунду об этом думать.

О.Пашина― Хорошо. А, вот, силовики, да? Да, они давят. А не боятся они додавить? Вот, мы сказали, что это похоже на дело Сергея Магнитского. Они готовы на второе дело Магнитского? А дело громкое. Или им всё равно?

Д.Муратов― Видите ли, в чем дело? Они ошибочно считают себя опорой режима. У людей, которые представляют силовые структуры, у них абсолютно ошибочно возникло миропонимание, что раз Путина выбрали, значит, их власть на дворе еще там на 6 лет.

Я абсолютно уверен в другом. Вот те бунты, которые пошли по стране… Кемеровские абсолютно понятные: такая страшная трагедия, которая… У нас редакцию просто ж пробило всю.

Мусорные бунты. Забастовки повсюду. Они, знаете, по какому принципу идут сейчас? «Мы против власти, но за Путина».

О.Пашина― Да.

Д.Муратов― Это же…

О.Пашина― И это парадокс.

Д.Муратов― Это второй новый парадокс общества. «Мы против власти, но за Путина».

Д.Муратов: Он не хочет ценой клеветы на других выгородить и вытащить себя на свободуQТвитнуть

Теперь Путину, который пришел к этой власти, минуя какие-то там «Единые России», Объединенные Народные Фронты, вот эти все Общественные Палаты, придуманные структуры этой мнимой вертикали, он же теперь наедине с народом?

О.Пашина― Отвечает напрямую.

Д.Муратов― Теперь же напрямую? Поэтому вот эти ребята, которые думают, что их время настало, да?.. Как поет мой друг и друг вашей радиостанции, нашей газеты Юрий Юлианович Шевчук, «Не дай им закатать рукава». Вот, им нельзя дать закатать рукава.

О.Пашина― А как им не дать, если им, в общем-то, на всё плевать?

Д.Муратов― Общественным сопротивлением.

О.Пашина― А общественное сопротивление устало, вы говорите. Ничего не выходит.

Д.Муратов― Оксан, надо понять: у них только один козырь, единственный козырь – это неволя. Неволя! Держать человека в неволе. У них больше ничего нет. А общество не должно остывать, оно не должно успокаиваться, когда такие ситуации.

А почему государственная машина не устает? Понимаете, во-первых, она себя не тратит, она живет на казенном довольствии, в ней постоянно меняются люди, в ней смазывают шестеренки. Она может ехать и давить, вот, сколько ей понадобится. Продлевать сроки действия, содержания под стражей… У нас автоматически всё продвигается по содержанию под стражей. Вот только по Юрию Дмитриеву, когда общество вступилось, вот, прям вот безбашенно за прекрасного историка, замечательного человека, его выпустили, хотя, 3-го апреля будет оглашение приговора.

О.Пашина― Хотя, адвокат говорил, что год прошел…

Д.Муратов― Виктор Михайлович Анофриев.

О.Пашина― Да, Анофриев. …просто потому, что никто не услышал ни доводов экспертизы, ни выводов экспертов. Обвинительное заключение было абсолютно таким, как будто ничего этого не существует.

Д.Муратов― Виктор Михайлович не всё знает. Многие люди, принимающие решения во власти, на самом верху, безусловно, услышали и, безусловно, посмотрели ли, безусловно, проанализировали, почему это какое-то чуть ли не подпольное экспертное бюро дает заключение, которое потом уже и разогнали? Почему это из 200 фотографий остались только 9? А каким это образом залезли в компьютер? Да? А почему эта дочка, на которую, якобы, производил какие-то действия, фотографировал ее Дмитриев, пишет ему (и мы напечатали в прошлом номере на последней странице) огромное ее письмо (этой дочки), которая мечтает срочно увидеться с папой? Вот, пусть ей теперь и объяснит судья, если он будет выносить неправосудный приговор, почему это он их разлучает, да?

Общество не должно остывать – вот это я точно понимаю.

О.Пашина― Светлана из Москвы спрашивает: «Что конкретно может сделать рядовой человек, чтобы помочь Малобродскому? Подскажите».

Д.Муратов― Слушайте, я вам скажу так. У нас много различных инструментов. Вы должны теребить тех людей, которых лучше слышат, чем так называемого простого человека.

Есть социальные сети, есть медиа, есть газеты, есть… Безусловно, когда будут митинги по этому поводу, в защиту политических заключенных или людей, которые невинно сидят в тюрьмах, надо в этом участвовать. Надо подписывать петиции на change.org.

О.Пашина― Нам надо прерваться на несколько секунд, а затем мы вернемся.

Д.Муратов― Хорошо, прервемся.

РЕКЛАМА

О.Пашина― Это особое мнение журналиста Дмитрия Муратова. Номер для ваших сообщений +7 985 970-45-45, Twitter-аккаунт @vyzvon, трансляцию смотрите на YouTube-канале «Эха Москвы».

Митинги, петиции. Приходить в суд, наверное? Чтобы не было ощущения, что да, все устали.

О.Пашина― Понимаете, и писать этим людям туда письма. И писать им в СИЗО и в тюрьмы письма. И чтобы они понимали, что они не брошены страной, что они не брошены той частью народа, той частью общества, которые не могут смотреть и терпеть эту несправедливость. Конечно.

О.Пашина― Мы будем надеяться, что Дмитриеву и Малобродскому, и остальным фигурантам театрального дела не придется нам писать письма.

Д.Муратов― А я считаю, что и в Екатеринбурге должны быть эти выборы восстановлены. Я считаю, что должны найти виноватых в том, кто избил позавчера зверски битой, а потом ногами представителя дагестанского «Мемориала» в Дагестане Дациева.

Вот это вот всё, это всё должно быть в нашей постоянной сфере внимания. Мы должны просто как под увеличительной лупой выжигать всё это.

О.Пашина― Но у нас сейчас в сфере внимания Кемерово, очень много вопросов про это.

Д.Муратов: Почему нет пожарных костюмов, в которых можно войти в жар?QТвитнуть

Д.Муратов― Да, это правда.

О.Пашина― Вот, спрашивают наши слушатели: «Почему в Кемерово арестовывают сейчас тех, кто имеет отношение к торговому центру – собственников, охранников, там чуть ли не билетерш, но нет ни одного ареста тех, кто курировал этот торговый комплекс, кто дал разрешение на реконструкцию, принимал после реконструкции, пожарный надзор? И вообще выясняется, что это здание – самострой. Как это так? Это ж не палатка у метро.

Д.Муратов― Ирек Муртазин у нас глубоко исследовал в «Новой газете» эту тему. Я скажу несколько слов.

Мы нашли, например, удивительные вещи.

О.Пашина― Так?

Д.Муратов: Ккк― это Кемеровский Кондитерский Комбинат – на площадях которого в результате реконструкции и возник торгово-развлекательный центр «Зимняя вишня», начал приносить прибыль владельцам еще до того, как он был сдан в эксплуатацию. На этот центр (а до этого на Кемеровский Кондитерский Комбинат) поставлен был в качестве генерального директора футболист из Томска Вишневский.

О.Пашина― Так?

Д.Муратов― Профессиональный футболист. Он в то время, когда его поставили туда директором на Кемеровский Кондитерский Комбинат, ставший основой, он еще вообще был действующим футболистом и играл за Томскую «Томь».

О.Пашина― Ну, он такой зиц-председатель.

Д.Муратов― Конечно. Значит, сдавались сначала 7 тысяч метров, потом 10 тысяч метров, и за них уже платили Комбинату деньги там 46 миллионов рублей. Владельцем и Комбината, и этой самой «Зимней вишни» был наш гражданин, томич, тоже уехавший ныне в Австралию, который обещает вернуться… И хотя бы он выплатил деньги. Насколько я знаю, он перечислил там, по-моему, 380 миллионов, если я не ошибаюсь, сейчас на пострадавших.

Но всё же это видели? Всё же это видели?

О.Пашина― Да.

Д.Муратов― У Тулеева, я вам так скажу, мышь не проскочит без того, чтобы он чего-то там у себя не знал. Без того, чтобы он чего-то это не обложил там какой-то данью, чтоб потом на автобусах писать «Подарок губернатора». Это же… Это же бизнес ему платил за благоприятствование.

О.Пашина― Угу.

Д.Муратов― А каким это образом выскочило? Не могло это никак выскочить. Никак не могло выскочить.

Эксплуатацию начали не в сданном помещении.

Дальше. Есть простые критерии. Шаг колонн в 12 метров между колоннами и высота потолков там должна быть от 7-ми метров.

О.Пашина― А там было?

Д.Муратов― Здесь было в 2 раза ниже. Конечно, нужно понимать нашим борцам с терроризмом о том, что, знаете, если террорист решит куда-то прорваться, я думаю, что он-то сумеет вскрыть запасной вход. Каким образом по специально разосланным инструкциям закрываются запасные входы?

О.Пашина― Ну да. Предполагается, что террорист подойдет, увидит, что заперто, и скажет «Да ну, не пойду».

Д.Муратов― И скажет «Да ну! Что связываться? Пойду поищу открытую дверь». Да, вот Оксан, именно такая, вот такая, видимо, логика.

Ну и, конечно, знаете, не нашлось там человека в этом центре до того, как, вот, в момент возникновения пожара… Вот, не нашлось такого человека, как та женщина, которая… Когда-то, помните, в Иркутске, когда случился выброс на вот этой ГЭС, она стояла, подняв шлагбаум, и выпускала машины с людьми, пока их не залило. А здесь билетерша, чтобы безбилетники не пришли, закрыла дверь и ушла.

А еще там возникает вопрос, извините, не просто к тем людям, которые… Там, охранник, который сигнализацию нажал. Хорошо. Но слушайте, а где современные костюмы у пожарных? Почему?..

Вот Лена Рачева, прекрасный сегодняшний (может быть, вы видели) репортаж из деревни рядом. Эта деревня Тереш рядом с Кемерово – там только в одном классе погибло 5 девочек, которые туда поехали, пятиклассницы. И их родители… Они ждали автобуса и уже купили там ботиночки кому-то, еще что-то и зашли на этот мультик убить время. «Вот, убили время», — теперь они говорят. Страшная вообще это игра слов…

Встает пожарный и говорит «Мы не можем пойти, потому что там очень… Не выдерживает наше обмундирование». А как не выдерживает? Есть же абсолютно современное обмундирование.

Теперь Кемерово. Область многочисленных техногенных серьезных вещей: это шахтерский регион. Почему нет пожарных костюмов, в которых можно войти в жар? Почему нет костюмов?..

О.Пашина― Я читала интервью одного из пожарных, который говорил «Мы проводили эвакуацию, мы кричали «Эвакуируйтесь!» Кричали кому?

Д.Муратов― Нет, подождите. Сейчас у всех будет оправдание… Чего получится? Что все всё делали правильно, но так получилось. Это я знаю всё это.

Конкретные вопросы. Почему начали эксплуатировать до сдачи в эксплуатацию? Почему после сдачи в эксплуатацию и потолки, и все основные средства были не такими, какими они должны быть в центрах?

Третье. Почему у пожарных нет достаточного снаряжения для того, чтобы действовать в экстремальных критических ситуациях? Где? Где контроль губернатора? Почему он снимает вице-губернатора по внутренней политике вместо того, чтобы, честно говоря, на глазах людей, как написал у вас Антон Орехъ, уже не превращаться окончательно в мумию? Может быть, как-то уже на себя тоже посмотреть?

Д.Муратов: Это всюду запущенная, грязная, неприбранная страна, а в ней стоят такие оазисыQТвитнуть

О.Пашина― ВЦИОМ провел опрос, и большинство опрошенных (68%) сказали, что виноват собственник здания, который не обеспечил безопасность и так далее, и тому подобное.

Мы только что сказали (и это очевидно, да?), что вот эта вся цепочка – она ведет к губернатору, который в курсе того, как ведется бизнес, и далее, и далее. Почему у людей нет осознания вот этой связи? Почему, как опять же мы говорили в начале, мы против того, что происходит, против этой коррупции, но мы за президента?

Д.Муратов― Государство взяло на себя несколько основных функций, в том числе функцию обеспечения безопасности граждан. Государство с этой функцией не справилось. Не справилось оно по одной причине – потому что лучше закрыть глаза на сданный в эксплуатацию ТЦ и получать деньги от владельцев для того, чтобы были автобусы, украшенные надписью «От губернатора». Потому что они сошли с ума, они мутанты. Потому что когда в этой палатке…

Вот, извините, моя версия.

О.Пашина― Так?

Д.Муратов― Потому что когда в этой палатке первым делом, когда еще идет пожар, еще не спасены и еще не вытащены, вешаются три портрета… Сверху вешают портрет президента, по бокам портреты Пучкова и Тулеева, они сошли с ума в своих вот этих должностных храмах.

Есть еще одна вещь, но она уже наша, она относится к нам, а не к начальству. Это вещь тяжелая, ментальная.

Вот, что такое торговый развлекательный центр? Понимаете, возникла новая субкультура. Это всюду запущенная, грязная, неприбранная страна, а в ней стоят такие оазисы, куда ты приходишь делать селфи, куда тебе невозможно пройти, привести ребенка в кинотеатр, пока ты не пройдешь среди ста, значит, торговых точек и чего-нибудь да не купишь. Понимаете?

Эти торговые центры (для меня) похожи на очки виртуальной реальности. Вот, их надеваешь… Новый фильм Спилберга скоро будет, вот, ровно об этом. Ты надеваешь очки – и всё прекрасно. Главное, их уже не снимать.

Вот, ты приходишь в этот торговый центр, и кажется, что это огромный ухоженный, с журчащими фонтанами мир. А идти больше некуда! Понимаете? Это семейный храм.

О.Пашина― А на самом деле, душегубка.

Д.Муратов― А на самом деле, мы, всё время экономя на образовании, на культуре, на больших культурных проектах и сажая деятелей культуры, мы всё время убираем альтернативу. Мы предъявили одну альтернативу – субкультуру торговых развлекательных центров. Их в стране (там мне сказали сегодня) 764… 764 таких, вот, культовых сооружений, и больше людям пойти некуда. Некуда! Некуда!

О.Пашина― А, может быть, и не хотят.

Д.Муратов― А уже, может быть, и создается такое поколение, которое, в общем, уже, может быть, и не хочет.

О.Пашина― Наш слушатель пишет: «Кемеровская трагедия показала, что власть, откровенно говоря, зажралась, по крайней мере, местная точно. Как вы думаете, там наверху, например, в Администрации президента сделают какие-либо выводы?» А слушательница Наталья пишет: «Тулеева отправят на пенсию и наградят, Путин – функция, не президент, население зомбированное, запуганное, масса запутанных людей».

Д.Муратов― Знаете, даже если люди запуганы, запутаны, зазомбированы… Да? Вот, даже если это так. Это никоим образом не может отменять горя, трагедии и огромного сочувствия к тому, что невозможно сделать.

Эта трагедия еще одну вещь показала. Мы в редакции спорили и разговаривали долго об этом. Знаете, когда Мария Мороз написала две смски свои первые в 12 часов 04 минуты… Первая смска «Мы горим», а вторая смска «Я вас всех люблю»… Она, ведь… Для меня, извините, это то же самое, что апрельские страницы в дневнике 44-го года Анны Франк или, там, письмо Тани Савичевой «Все умерли, осталась одна Таня».

Она, ведь, нам прислала вот эти письма со своего вот этого телефона, на котором она себя, красивую селфи фотографировала, о том, что сейчас нужно, ну, как-то безумно нежно, крайне внимательно отнестись к тем, кто рядом и кто… Вот, пока все живы. Понимаете? Вот же… Вот какую огромную миссию выполнила эта девочка своими вот этими смсками.

То, что касается власти, видите, Владимир Путин – политик чрезвычайно опытный. Значит, он там 18 лет президент страны. Когда он хочет на своем лице что-то показать, он на своем лице это показывает. Он сидел и слушал Тулеева с лицом, полным омерзения к своему собеседнику. Полным омерзения, злости и разочарования. Он абсолютно всем это продемонстрировал.

О.Пашина― А почему он его не уволил тогда?

Д.Муратов― Потому что до окончания расследования никто никого и никак… Он всё понимает, всё знает, но должно быть расследование. Знаете, иначе получится очень по-сталински «Идите и расстреляйте его в заднем дворе».

Это тоже такие вещи… Он, наверное, рассчитывал, что у Тулеева хватит ума…

О.Пашина― Уйти самому?

Д.Муратов― …подать ему этот листочек. А теперь, конечно, надо будет ждать конца следствия.

О.Пашина― А почему он не подает? Ума не хватает?

Д.Муратов― Видите… У нас хороший очень материал вышел в «Новой» Голубицкого про то, как ведет себя элита со своим вождем.

О.Пашина― Мы об этом поговорим после короткого перерыва, вернемся в эту студию.

НОВОСТИ

О.Пашина― Это особое мнение журналиста Дмитрия Муратова. Свои вопросы присылайте на номер +7 985 970-45-45, Twitter-аккаунт @vyzvon, трансляцию можно смотреть на YouTube-канале «Эха Москвы».

Мы закончили на разговоре о публикации.

Д.Муратов― Да. Вот у нас вышла очень любопытная такая исследовательская заметка Голубицкого. Он говорит, что нынешняя местная власть, нынешняя элита рядом со своим вождем ведет себя приблизительно как волчьи стаи. То есть перед вожаком нужно спрятать клыки и подставить ему шею, демонстрируя полную покорность.

Но они еще не понимают, тот же Тулеев еще не понимает, что тоненькая прослойка под названием «Путин» разделяет его от того, что его просто разорвет народ. И то же самое происходит во многих регионах. Вот, ровно вот это.

Д.Муратов: Путин сидел и слушал Тулеева с лицом, полным омерзения к своему собеседникуQТвитнуть

Они настолько привыкли обслуживать только лидера, а не людей… Они настолько привыкли обслуживать только свою власть и прятать клыки, подставлять горло президенту, что они абсолютно забыли о тех людях, которые живут с ними на одной земле.

О.Пашина― А есть угроза, что толпа может разорвать? Я читала, что любят Тулеева в Кемерово.

Д.Муратов― Знаете, это когда-то закончилось уже достаточно давно. Когда-то это было. Когда-то этот человек из железной дороги перешедший, ползающий по шахтам… А потом всё, потом человек попал во власть, стал мутировать во власти. Он менял как перчатки партии. Он уже был назначенным, всё уже было схвачено Тулеевым.

Но посмотрите. Неужели вы не помните, ведь, 2 года назад у него арестовали всех замов.

О.Пашина― Да, там был громкий коррупционный скандал.

Д.Муратов― Всех замов, потому что это был гигантский…

О.Пашина― Да.

Д.Муратов― Кто должен нести ответственность за своих замов?

О.Пашина― Но его не уволили.

Д.Муратов― Кто должен нести ответственность за своих?.. Ну, тогда же надо было уже же понимать. Тогда же уже…

Не уволили, да. Не уволили.

О.Пашина― Хорошо, а сейчас? Не уволить – отстранить на время расследования? У нас сажают людей в СИЗО, чтоб они не влияли на ход следствия, как нам объясняют. А здесь, вот, можно, получается.

Д.Муратов― Да, конечно. Его портрет висел в той палатке, которую ставили во время пожара, для сотрудников МЧС. Я напомню еще раз, это всё… Вот, как пишут в интернете (не люблю эту фразу), «Всё, что нужно знать о власти». Вот, они повесили портрет Путина, думая, что ему понравится вот это капище, да? А рядом – два своих портрета не забыли, Пучкова и Тулеева. Вы что, с ума сошли совсем? Совсем сошли с ума? Ну, мутанты.

О.Пашина― Ну, это как татуировка «Сталин-Ленин».

Д.Муратов― Ну да.

О.Пашина― Да? Помните?

Д.Муратов― Да-да-да. Понимаете, ведь, это свидетельствует об их уникальных умственных способностях. Ну, нельзя людей с такими умственными способностями допускать до руководства регионами, до того, чтобы у них в руках сосредотачивалась власть. Ну, они же просто представляют серьезную опасность, понимаете? Такую же опасность, как плохо построенный торговый центр.

О.Пашина― В Администрации президента РБК сказали, что Тулеева не увольняют, потому что не хотят идти на поводу у требований общественности.

Д.Муратов― Ну, это, в общем, понятно. Я могу вам сказать, что было такое много раз. Между совершением дикого какого-то поступка и увольнением или, там, публикацией каких-то материалов и увольнением проходит обычно приблизительно от 4-х до 6-ти месяцев. Поэтому, как говорит мой товарищ Венедиктов, «будем наблюдать».

О.Пашина― Ну, хорошо. Про Волоколамск еще коротко, раз уж мы об этом заговорили, про эти мусорные бунты. Тут, кстати, вас благодарят за публикацию о Черноголовке: все боялись, вы написали.

Д.Муратов― Да просто вы не представляете какое давилово бандитов начинается на редакцию… Бандитов! Понимаете? У меня часто спрашивают, звонят ли из Кремля? Да не звонят из Кремля.

Бандиты просто наезжают на редакцию! Сначала предлагают деньги, потом угрозы, потом начинают присылать там каких-то безумных людей, потому что это мусорные…

О.Пашина― А мусорным бизнесом бандиты занимаются?

Д.Муратов― Потому что мусорный бизнес – это сумасшедший бизнес. Это бизнес, когда там с каждой из этих машин там получается по 1000-1500 рублей с шеститонника. Это миллиардный бизнес. Его надо защищать.

Смотрите, Путин когда-то 4 года назад распорядился закрыть свалку неподалеку от аэропорта Шереметьево, потому что количество ворон уже заслонило количество…

О.Пашина― Самолетов.

Д.Муратов: Есть общественное сопротивление – и власть это моментально понимаетQТвитнуть

Д.Муратов― Ну, невозможно уже было летать через эти… Не закрыли! Не закрыли. Ему доложили, что вы распорядились, но не закрыли, машины как шли, так и идут. И туда поставили полк ОМОНа для того, чтобы это дело прекратить.

О.Пашина― Ну, у нас сейчас ОМОН в Коломне разгоняет тех, кто блокирует дорогу мусоровозам.

Д.Муратов― И вот я вам хочу сказать. Я как член Общественного совета МВД завтра уже отправлю запрос на имя Владимира Александровича Колокольцева. Потому что когда люди защищают себя и своих детей от таких же ситуаций, которые были в Волоколамске, которые были в Воловичах, тут милиция должна быть, полиция должна быть не то, что с народом, она должна охранять общественный порядок, но не препятствовать, безусловно, свободному выражению мнений. У нас в Конституции это записано.

Кстати говоря, Росгвардия официально уведомила газету, что она в этом не участвует, потому что Росгвардия не хочет быть вовлеченной в абсолютно такие вот, жандармские функции. Почему заставляют подмосковную полицию это делать? Это губернатор им приказывает? Или у нас, все-таки, в полиции единоначалие?

О.Пашина― Ну, смотрите, в Волоколамске не разгоняют никого. Собираются люди у здания Администрации, стоят, а могли бы и разогнать. А почему, кстати, разрешают?

Д.Муратов― А я вам могу сказать. Потому что очень сильное общественное движение. Потому что есть инициативная группа (я их знаю), есть серьезные люди, в том числе из истеблишмента российского… Я не спрашивал разрешения и поэтому не назову фамилию, но очень серьезные люди из руководства, у которых этот город там по многим причинам родной и которые просто тоже в это вовлечены. Когда их родные и близкие в этом городе ночью спят с тазиками и мокрыми тряпками, чтобы в случае чего положить на лицо… Да.

Есть общественное сопротивление – и власть это моментально понимает. Нет общественного сопротивления… Если общество так же, как Тулеев, вот так вот клыки прячет, а шею подставляет, вот в этот момент всё, конец, пиши-пропало.

О.Пашина― А почему вообще такая тенденция с этими свалками? Почему вот эти мусорные бунты? Да? Смотрите, Коломна, Волоколамск и далее.

Д.Муратов― Я, вот, всё больше и больше погружаюсь в эту технологию переработки мусора, но я еще не готов к экспертной точке зрения. Очень здравый материал можно было прочитать 2 дня назад в РБК Владислава Иноземцева. Там всё то же самое, в общем, все те же самые рецепты. Нам надо научиться раздельному сбору мусора, нам нужно строить специальные заводы, которые перерабатывают мусор в компост, нам нужно вообще-то отправить наших губернаторов…

О.Пашина― На свалку.

Д.Муратов― …учиться в Швецию.

Я соглашусь, и я это хотел предложить. На свалку, но шведскую свалку.

Значит, шведы… Уже в других странах им привозят мусор, который они потом продают в качестве удобрения. Они это превратили из криминального бизнеса в абсолютно экологичный и очень выгодный бизнес.

О.Пашина― Но вам ответят «У нас нет денег».

Д.Муратов― У нас ракеты зато летают.

О.Пашина― На ракеты – есть, а на мусор у нас нет.

Д.Муратов― Слушайте, ну, вот, кто это скажет, вот, я не знаю, кто это может сказать. Они денег не дадут. Но вот так вот просто сейчас сказать вот это народу «Нету» не смогут уже.

О.Пашина― Давайте о хорошем о чем-то поговорим, тем более что здесь пишут и поздравляют. Владимир из Казани пишет: «Поздравляю лучшую газету современной России с юбилеем. Всем сотрудникам здоровья и счастья, «Новой» процветания». 1-го апреля.

Д.Муратов― Да. Никто не ожидал.

О.Пашина― Да. Вот, да, сюрприз.

Д.Муратов― Никто не ожидал. В газете осталось 7 человек, которые выпускали первый номер, включая главного редактора Сергея Кожеурова, Лёню Никитинского, Лену Дьякову, Сережу Соколова, там, Сашу Садовского с хозяйственного управления, Зою Ерошок, меня. Ну, в общем, 25 лет.

Надо сказать сразу же, связывая газету с экологией, мы несколько раз уже высадили (и в этом году еще это сделаем), мы высаживаем все деревья, которые пошли на бумагу, на которой были напечатаны наши тиражи, и очень многие зарубежные партнеры нас в этом поддержали. Так что мы будем снова высаживать лиственницу в Сибирской Тайге.

У нас газета молодая. У нас поколение сменилось: 25 лет – это и есть поколение. Сейчас, например, ну, одна из ключевых должностей… Я просто попросил: «Скажите, а кому у нас 25 лет? Вот, кто родился в тот год, когда у нас вышел номер?» И мне принесли целый список из сотрудников, включая такие серьезные… Там, Аня Игнатенко, которая у нас занимается мультимедиа, вот 25. Там, Юлия Минеева – она возглавляет ньюсрум, она редактор информации в веб-редакции. То же самое. Это совсем молодые люди.

Вообще власть захватила в редакции 30-летняя прекрасная шпана. Каныгин, Анин, Боброва, Рачева, Гордиенко – это, вот, всё люди, это вот уже новое пришедшее поколение. Лена Милашина. Они становятся звездами как Андрей Сухотин, там, или Рома Анин, и мы… Я, извините, любимые коллеги, что не всех сейчас назову, потому что… Но вот это поколение – оно очень показательное.

О.Пашина― Оно какое?

Д.Муратов― Знаете, оно… У них великолепный менеджмент, у них прекрасные языки, они великолепно владеют всеми новыми средствами, доставками контента до читателей. Но при этом они очень талантливы. Понимаете? Журналистика – это всё равно относится к области таланта, всё остальное – средства доставки таланта. И, вот, конечно, их отличительная черта – это менеджмент сострадания и очень высокая степень таланта.

Вот посмотрите, вот со Скрипалем. Кто виноват? Что виновато? Что произошло? Рома Шлейнов и Отдел расследований выкапывают дело… Я даже номер вам скажу, номер 238709 – это об отравлении Кивелиди.

О.Пашина― Да.

Д.Муратов― Так вот! Ампулу, которой отравили Кивелиди, продал бандитам, которые его отравили, тот самый человек, который теперь выступает главным спикером на каналах и говорит, что этого…

О.Пашина― …вещества никогда не было в нашей стране.

Д.Муратов― …этого вещества никогда… А именно он! Именно он продал (Леонид Игоревич Ринк), и именно он продал этого «Новичка». И формула, которая приводится в деле Кивелиди, она совпадает с той формулой, которая была использована в Солсбери.

Это абсолютно… Я не говорю, что это сделало государство, я говорю, что мы сделали «Новичка». Он уже работал и он уже убивал людей в России. Он убил не только банкира Кивелиди, но и сильно пострадали следователи, которые работали, его секретарша Зара Исмаилова, поскольку она говорила по тому же телефону, что и он (яд был заложен в трубку).

О.Пашина― А почему этого Ринка теперь-то в качестве эксперта вытащили и используют повсюду?

Д.Муратов― А вот у меня и вопрос. Смотрите, формула использовалась? А Ринк, который в этом деле обвиняемый, он продал, он вынес, он какой-то великий специалист по ядам и газам, да?

О.Пашина― Теперь комментатор.

Д.Муратов― Он это продал криминальным элементам, говоря, что он боялся там за свою жизнь. И я думаю, что это нас во многом уже приблизит и к Юре Щекочихину. И эти 25 лет газеты, может быть, приблизят нас и к этой разгадке.

В общем, газете 25 лет. Она, конечно (извините за штамп), она устремлена в будущее. Сегодня, вот, была встреча у нас серьезная…

О.Пашина― У нас буквально 30 секунд.

Д.Муратов: С 1―го апреля у нас начнет работать Лаборатория больших данных, Лаборатория Доктора Z (Андрей Заякин ее возглавит). Мы издали прекрасную книжку Славы Измайлова (я оставлю здесь в редакции) «Война и война».

1-го апреля у нас будет праздник, приедет много наших друзей. И конечно, мы хотим вокруг себя немного улучшать мир. В июне откроем доску писателю Борису Васильеву (правительство Москвы дало такое разрешение). И, в общем, вывезем много металлолома с Земли Франца-Иосифа в августе (у нас будет экспедиция). То есть у нас планов фигова туча.

О.Пашина― Я должна вас тоже поздравить…

Д.Муратов― Спасибо большое.

О.Пашина― …и вместе с Жанной пожелать всего лучшего и сказать спасибо за мужество и честность. Дмитрий Муратов был в нашем эфире. Всего доброго, до свидания.

Д.Муратов― Спасибо огромное.

30 марта 2018,   Гость в студии: Дмитрий Муратов журналист

Ведущая: Оксана Пашина

Источник: Сайт «Эхо Москвы» https://echo.msk.ru/programs/personalno/2174920-echo/

Читайте также: 

От редакции: 

1.  Обязательно подпишитесь на наш канал «Портал Адыгеи»  в Ютубе и не пропустите новинки!  https://www.youtube.com/channel/UCRs9B281sK3w7BRp3MS0pIg/videos

2.  Отправляйте нам свой материал (статью, репортаж, фото, видео, аудио и т.д.)  через  раздел на нашем сайте – «ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ»  http://01portal.com/?page_id=190


Порекомендуйте статью вашим друзьям