«Служить бы рад – прислуживаться тошно» // К вопросу о «болезнях» исполнительной и судебной власти

Порекомендуйте статью вашим друзьям

1. После окончания юрфака один мой однокурсник отправился служить в ряды Российской армии.

В силу наличия высшего образования его определили в военную прокуратуру, выдали уголовное дело и методичку – мол, вот инструкция, проверяй.

И вот в прокуратуру заходит следователь, сурово смотрит на молодого коллегу, и вопрошает:

– Рядовой, ты сколько уголовных дел возбудил?

– Ни одного, товарищ майор.

– А я 150. Ну и с какого перепугу меня проверяешь именно ты?

2. Данная ситуация не уникальна. То зам.председателя районного суда поставил в вину пенсионерке непостановку на учет по безработице, то другая судья того же суда банковскими днями назовёт пятницу, субботу и воскресенье, то тройка судей в 14ААС устанавливает факт расхода денег предприятия в сумме 2 млн.р. со слов главбуха…

Складывается устойчивое впечатление, что орда проверяющих, гордо именующая себя «контролем и надзором» не имеет ни малейшего представления о том, что собственно она контролирует и над чем надзирает.

Проводя известную параллель между юристами и врачами, необходимо отметить, что для врача детальное знание анатомии – самый-самый минимум.

Судья же, проводя своего рода хирургическое вмешательство в тонкую ткань гражданского оборота, может запросто отрезать пару лишних, на его взгляд, органов. Или, как в известном анекдоте, дать таблетку – чтоб сами отвалились.

Развивая поднятую ранее тему и анализируя кадровую политику государства в сфере юриспруденции, усматриваю следующие негативные тенденции и профессиональные деформации.

Сразу оговорюсь, что речь веду прежде всего о тенденциях, а не о конкретных служащих (в данном контексте этот термин употребляю в довольно широком смысле слова – судьи, прокурорские, следователи, полицейские, чиновники мэрии и министерств всех мастей; сюда же можно отнести юристов крупных предприятий, банков и т.п., поскольку многое схоже). Кто-то подвержен тенденциям больше, кто-то меньше, однако какую-то Америку вряд ли открою – цель данного опуса носит скорее обзорный характер.

Возможно, кому то сей текст покажется излишне эмоциональным. Но – накипело. Поэтому пишу о том, что вижу своими глазами.

3. Общепринято считать, что государева служба даёт стабильную пайку, обеспечивает занятость и даёт разного рода «плюшки».

Увы, именно эта «стабильность» как раз и является крайне заразным переносчиком «атрофии головного мозга».

Зарплата выдаётся каждый месяц и не зависит от достижения конкретных положительных результатов – на первый план выходит формальная отчетность («палки»). Которая, как и статистика, редко отражает действительное положение вещей.

«Рубить палки» служащие предпочитают там, где «клюет». Для налоговой это взыскание копеечных недоимок, для следователей – хулиганы, отжимающие у подростков мобильные телефоны, для судей – иски по поставкам, страховкам и прочим мелочам. Все просто, понятно, минимум ответственности. Со временем количество всё больше вытесняет качество, а служащий всё более привыкает к этой зоне комфорта, выход из которой становится крайне болезненным. Недаром судебных представителей, заставляющих судей поломать голову над непростыми правовыми вопросами, не очень-то любят, а попытки показать схемы по обману кредиторов (в т.ч. федерального бюджета) наталкиваются на ожесточенное сопротивление со стороны судейского корпуса.

4. Неплохо работает и «отрицательно-премиальная система», при которой премия выдается при отсутствии взысканий и нарушений (характерна для судов и правоохранительных органов – за других не скажу), от которой в любой непонятной ситуации у служащего отключается мозг и пропадает смелость.

4.1 Чиновник от исполнительной власти по ответственному вопросу непременно отправит человека в суд. Даже несмотря на то, что по своему профилю и должностной инструкции должен принять решение сам. Но зачем, если по любому поводу работу можно свалить на судью? Такой же логики придерживаются страховые компании, недобросовестные контрагенты – о зашкаливающем количестве споров по договорам поставки, страховым случаям и пр. известно всем.

Увы, данная тенденция активно поддерживается самими же судьями, не желающими взыскивать с ответчиков (в т.ч. с бюджета) судебные расходы в адекватной сумме. В результате судьи работают «за себя и за того парня» и сами же жалуются на высокую нагрузку.

Между тем устойчивая практика по судебным расходам как и является мощным финансовым стимулом для урегулирования всякого рода конфликтов в досудебном порядке, повышения уровня правовой культуры.

В ВАС РФ это понимали, формируя практику по расходам, астренту и т.п. Для многих же этот простенький тезис до сих пор остается тайной за семью печатями.

4.2  Со слов знакомого следователя, методике доследственной проверки  по УПК РФ учат просто: поступило заявление – передай по подведомственности /территориальности, можешь отказать по любому поводу – откажи, не можешь отказать – возбуждай, но ведь уголовное дело ещё и вести надо, так что лучше не возбуждай.

4.3 О прокурорских говорить не буду – лучше, чем здесь  и здесь , не сказать.

Конечно, масла в огонь подливают и сами граждане, особенно пенсионеры, которым более нечем заняться, кроме как строчить кляузы по поводу и без повода. Однако ж, вместо того, чтобы фильтровать «бред» от жалоб по существу, порядка 98% жалоб автоматом списываются в категорию «бред».

4.4 Для судей в непонятных ситуациях характерны «мантры». «Нет оснований не доверять сотрудникам полиции», «доводы подателя апелляционной жалобы выводов суда первой инстанции не опровергают», «основания для отмены судебного акта отсутствуют», «нарушений норм процессуального права не допущено», «все законно и обоснованно» и т.п.

По моим наблюдениям, особенно этим страдает первый состав 14ААС. Неважно, какие доводы жалобы и обстоятельства дела, мотивировка будет универсальной. С равным успехом апелляционные жалобы мог бы рассматривать попугай.

Отказ в передаче дела в надзор запросто мотивируется тем, что «доводам заявителя суды дали оценку». Факт того, что на 10 страницах эта оценка оспаривается по мотиву того, что совершенно не основана на Законе и противоречит судебной практике по стране, очевидно, замечен не был.

Ну и конечно, самые «острые» вопросы судья скромно забудет упомянуть, т.к. внятной позиции по ним у судьи всё равно нет.

В результате мы имеем правосудие, творимое по необъяснимым неписаным законам и предсказуемое на уровне обезъяны с гранатой. Изучение судебной практики превращается в «гадание на судебных актах» в попытке выяснить: о чем же думал судья, вынося то или иное решение. Общество и экономика объективно и субъективно нуждается в «живом праве», пропущенном через призму судебного толкования, понятных правилах игры, предсказуемости последствий совершаемых действий. Отчасти эту задачу решал ВАС РФ. Увы, от Верховного суда вряд ли можно ожидать подобного, а значит общество остается без «живого права»и без понимания «куда катить этот мир».

Продолжение следует

29.07.2014 г.  юрист  Максим Доценко

Источник: Портал «Закон.ру» – социальная сеть для юристов и студентов юридических вузов. https://zakon.ru/blog/2014/7/29/sluzhit_by_rad_%E2%80%93_prisluzhivatsya_toshno__k_voprosu_o_boleznyax_ispolnitelnoj_i_sudebnoj_vlasti_nakip

Читайте также: 

От редакции: 

1.  Обязательно подпишитесь на наш канал «Портал Адыгеи»  в Ютубе и не пропустите новинки!  https://www.youtube.com/channel/UCRs9B281sK3w7BRp3MS0pIg/videos

2.  Отправляйте нам свой материал (статью, репортаж, фото, видео, аудио и т.д.)  через  раздел на нашем сайте – «ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ»  http://01portal.com/?page_id=190


Порекомендуйте статью вашим друзьям