МНЕНИЕ В.БРИНИХА О ХОДЕ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА НАД НИМ В СУДЕ.

Порекомендуйте статью вашим друзьям

Судя по уже состоявшимся заседаниям, судебный процесс происходит с явно обвинительным уклоном. На состоявшемся 1 февраля заседании мы попытались вывести из процесса явно ненадлежащего потерпевшего – администрацию МО “Теучежский район”.

Согласно статье 42 УПК РФ, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Исходя из этого, администрация МО “Теучежский район” является ненадлежащим потерпевшим из-за отсутствия оснований для этого, предусмотренных ст. 42 УПК РФ. Согласно пункта 4 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29 июня 2010 года №17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», когда по поступившему в суд уголовному делу будет установлено, что лицо признано потерпевшим без достаточных к тому оснований, предусмотренных статьей 42 УПК РФ, суд выносит постановление (определение) о том, что такое лицо ошибочно признано потерпевшим по данному делу, и разъясняет ему право на обжалование принятого судом решения в кассационном (апелляционном) порядке.

Действующим уголовно-процессуальным кодексом РФ процедура замены ненадлежащего потерпевшего на стадии судебного разбирательства не предусмотрена.

Поэтому мы ходатайствовали перед судом о том, чтобы, во-первых, суд признал администрацию МО «Теучежский район» ненадлежащим потерпевшим по делу, а во-вторых, вернул, в соответствие с требованиями ч. 1 ст. 237 УПК РФ,  мое уголовное дело прокурору г. Майкопа для устранения препятствий к его дальнейшему рассмотрению.

Однако суд отказал нам в отводе потерпевшего в полном объеме.

В дальнейшем, во время допроса представителя потерпевшего, наши претензии к статусу администрации МО «Теучежский район» в качестве потерпевшей стороны подтвердились. Мы представили суду решение Майкопского городского суда от 22 января 2015 года, вступившее в законную силу, по гражданскому делу № 2-121/2015 по иску администрации МО «Теучежский район» к Бриниху В.А. и редакции сетевого издания «За Краснодар» о защите чести и достоинства и взыскании компенсации морального вреда, причиненного публикацией статьи «Молчание ягнят». Данным судебным решением в иске администрации было отказано из-за отсутствия оснований иска. На допросе представитель администрации подтвердил, что имущественный вред администрации МО «Теучежский район» статьей «Молчание ягнят» также не причинен. Таким образом, оба предусмотренные законом основания для привлечения администрации как юридического лица в качестве потерпевшей стороны отсутствуют.

Также выяснилось, что в администрацию Теучежского района вообще не поступало никаких обращений жителей Теучежского района, возмущенных содержанием статьи «Молчание ягнят». Когда мы спросили, какой моральный вред причинен жителям из числа адыгов, представитель администрации смог только предположить о неких отдаленных последствиях публикации статьи. При этом постоянно возвращался к теме якобы имеющихся в тексте статьи призывов к каким-то насильственным действиям со стороны местных жителей – адыгов по отношению к местным органам власти. Хотя даже в обвинительном заключении этот момент был исключен как имеющий, по заключению эксперта-лингвиста, вероятностный характер.

Таким образом, в судебном процессе по обвинению меня в экстремистской деятельности на стороне обвинения участвует ненадлежащий потерпевший, не имеющий никакого отношения к данному делу. Как это согласуется с требованиями закона и рекомендациями Пленума Верховного Суда РФ, известно, наверное, только судье Виталию Галагану, который счел возможным не выводить администрацию МО «Теучежский район» из процесса.

Отказ судьи возвратить материалы уголовного дела обратно прокурору г. Майкопа для устранения выявленных недостатков, препятствующих дальнейшему рассмотрению дела, также, по нашему мнению, абсолютно незаконен, так как мотивом отказа было отсутствие в статье 237 УПК РФ оснований для этого. На самом деле, такое основание есть и указано в указанной статье на первом месте: судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления (п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ). А разве включение в обвинительное заключение в качестве потерпевшего совершенно постороннего лица является законным процессуальным действием?

Поэтому решение судьи по нашему ходатайству совершенно прозрачно. Если бы он, как того требует закон, признал включение администрации МО «Теучежский район» в обвинительное заключение в качестве потерпевшей стороны ошибочным, то тем самым он вынужден был бы признать и составление обвинительного заключения с нарушением требований УПК.

К сожалению, пока судья держится за  «сшитое белыми нитками» обвинительное заключение, которое ему подсунула прокуратура Республики Адыгея.

Кстати, на втором заседании сторона обвинения усилила свои позиции «тяжелой артиллерией». Вторым гособвинителем назначен Сергей Швецов, старший помощник прокурора Республики Адыгея по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму. Мы сразу же заявили ему отвод, т.к. Швецов в ходе оперативно-розыскных мероприятий, еще до возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 282 УК РФ, активно распространял статью «Молчание ягнят» среди жителей а. Габукай Теучежского района, вписывая в объяснительные от имени жителей слова возмущения текстом статьи и заставляя жителей ставить под этими объяснительными свои подписи. В материалах дела имеется как минимум два письменных доказательства фальсификации Сергеем Швецовым объяснительных жителей аула Габукай по поводу публикации статьи «Молчание ягнят». Тем самым, мы усматриваем в действиях высокопоставленного работника республиканской прокуратуры признаки пособничества в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 282 УК РФ. Поэтому мой адвокат, Александр Попков, заявил отвод Швецову, как гособвинителю,  в связи с тем, что сторона защиты планирует заявить его свидетелем по нашему делу на стороне защиты. Однако судья предсказуемо отказал адвокату в этом ходатайстве. Тем самым, судья Виталий Галаган, по моему мнению, намеренно воспрепятствовал планируемому нами допросу Сергея Швецова в качестве свидетеля.

Как видите, создалась парадоксальная ситуация, когда государственным обвинителем по уголовному делу по экстремизму выступает прокурорский работник, в отношении которого имеются обоснованные подозрения в пособничестве экстремизму и фальсификации доказательств по этому же делу. Стоит также добавить, что осенью 2014 года прокуратура Республики Адыгея почему-то не противодействовала экстремизму и более двух месяцев не направляла ни в суд, ни в следственные органы материалы по признанию статьи «Молчание ягнят» экстремистским материалом и запрету ее распространения на сайте «За Краснодар!», имея на руках документы о наличии признаков экстремизма в публикации.

Помимо всего вышеописанного, судья Виталий Галаган пренебрег принципом состязательности сторон, фактически выступив на стороне обвинения. Суд обязан был создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав на основе равноправия сторон, но в очередной раз отказал нам в защитниках. Как я уже сказал, сторона обвинения была усилена вторым гособвинителем. Именно этим обстоятельством мотивировал адвокат свое повторное ходатайство о привлечение двух защитников – Заура Чундышко и Олега Алексеева. При этом со стороны гособвинения возражения против привлечения в дело защитников мотивировались как раз заботой о мне как подсудимом. Гособвинители заявили, что, мол, предлагаемые стороной защиты кандидатуры по своим профессиональным качествам не смогут эффективно осуществлять мою защиту и потому подлежат отводу. Судья с этим покорно согласился.

Лично для меня из всего произошедшего за эти два заседания в суде становится  ясно, кто у нас в Адыгее, главнее в делах с политическим подтекстом – прокуратура или суд, и вопрос этот, видимо, чисто риторический.

В.Бриних 03.02.2016 г.


Порекомендуйте статью вашим друзьям